IMG_2557Radioaction и их альбом ‘In Search’- альбом, который объединил в себе разные года и разное настроение. Неординарный и не стандартный не только альбом, но и его создатели это группа интровертов, сдержанные, серьезные и совершенно разные, что их объединяет? Какие они в жизни и что любят? Читайте в нашем интервью.

Вячеслав Плеханов – вокалист и Алексеей Хужаев- гитарист
Кристина Евлампиева – МС

МС: Приветствую группу Radioaction, расскажите нашим читателям о вас, с чего все начиналось, как вы выбирали направление и стиль музыки? С чем связанно название?

Алексей Хужаев: Первые демо-записи под названием “Radioaction” записал вокалист группы Вячеслав Плеханов в 2009 году – уже на том этапе ему помогал гитарист Владимир Шеин, а чуть позже присоединился я в качестве звукорежиссера, а затем и гитариста. Были записаны первые версии “Hour Longer Day”, а чуть позже – “Heroes Of The Day” и “Disorder”. Примерно в то же время я играл с первым барабанщиком нашей группы Ильей Семянниковым – с тех пор осталась песня “Your Worst Enemy”. А с басистом Романом Носовым в разное время и в разных группах играл, наверное, каждый из нас, поэтому это была практически первая кандидатура, кого звать, когда собирался состав. Направление и стиль никто не выбирал – это случилось совершенно естественным образом.

Вячеслав Плеханов: А название я нашел, когда был на концерте на студ-весне в своем родном Саратовском Государственном Университете. На сцену выходила группа, и объявлявший ее человек неправильно прочел название и сказал не Radioactive, а почему-то Radioaction. Выйдя на сцену, музыканты поправили конферансье, а я в тот момент был среди зрителей в зале, и мне это слово так понравилось, что я тут же взял его как название своей воображаемой на тот момент группы, даже не зная, что оно значит. Это было году в 2008 наверное. Значение слова я понял только несколько лет спустя, настолько мне это было неважно. Кстати, оно не имеет никакого отношения к радиации.

МС: Какую музыку вы предпочитаете слушать сами? Есть ли у вас свои музыкальные идолы, если да то кто?

Алексей Хужаев: На раннем этапе музыкального познания у меня существовала парочка музыкальных идолов, но сейчас я меньше испытываю их влияние, впрочем, их копированием я особо и не занимался – это Pink Floyd и Kraftwerk. Но как музыкант я во многом сформировался именно на них (и до сих пор не могу понять, как я стал играть тяжелые риффы в пониженном строе). Сейчас мне нравится много разной музыки, начиная с электронной Autechre, Atom TM и заканчивая Triggerfinger и Meshuggah. Иногда люблю послушать немецких Cluster, Neu!, их музыка кажется мне простой, естественной и гипнотической.

Вячеслав Плеханов: У меня наоборот раньше в сознании на первом месте стояла тяжелая музыка, мне хотелось научиться круто, рычать как Микаель Акерфельд из Opeth или Dan Swano из Edge of Sanity. Раньше мне казалось, что играть стоит, только метал, причем не хеви, а что-то более искушенное. Это был какой-то музыкальный шовинизм. Теперь я сам немного с насмешкой отношусь к этаким музыкальным снобам, которым кажется, что если они глубоко прониклись каким-то не самым попсовым музыкальным стилем, то теперь они могут свысока смотреть на всю остальную музыку и в особенности на популярную. Теперь я знаю, что жемчужины можно отыскать в каком угодно жанре, и в каком угодно историческом отрезке.

МС: Правда ли, что на данном этапе группа ищет барабанщика, расскажите, почему уходит нынешний ударник?

Алексей Хужаев: Он прекрасный барабанщик, но сейчас мы поняли, что хотели бы работать более активно, чем в прошлом году. К сожалению, не всегда, получается, сочетать желаемое с действительным — у нас были несколько разные взгляды на работу в группе, и разное количество времени, которое мы можем ей уделять, что в итоге вылилось в закономерное решение идти разными путями.

МС: Ваш дебютный альбом ‘In Search’ соединил в себе несколько разных стилей, расскажите, как долго вы над ним работали? Что было самым сложным? Чем вдохновлялась группа при создании альбома?

Алексей Хужаев: Работа началась в апреле 2013 года, и окончательно завершилась к концу 2015. За это время альбом неоднократно находился в состоянии «почти готов», но каждый раз находилась какая-либо причина отложить выпуск, при этом материал не лежал мертвым грузом, и почти всегда что-то переделывалось, перезаписывалось, пересводилось — существовало множество рабочих версий практически для всего. Для нас это была первая крупная работа, за время которой мы осознавали, чего мы хотим и что мы можем — было сложно поставить точку в этом вопросе. Альбом содержит в основе материалы, которые сочинялись на протяжении 2009-2014 годов, отчасти за счет этого он получился стилистически неоднородным (хотя наши методы работы указывают на то, что он получился бы таким и в более сжатые сроки), и теперь сложно указать на какие-то конкретные источники вдохновения. Нам всегда нравилось множество разнообразных вещей, и вероятно кое-что из той музыки, что мы слушали в то время, нашло отражение в альбоме.

Вячеслав Плеханов: Одним из тормозящих процесс факторов была запись вокала. Несмотря на то, что я учился на переводчика, нужно было проделать некую работу над собой, чтобы искоренить из записи акцент, для чего насчет каждой песни я консультировался с моей американской знакомой. Я посылал ей демо-записи, и потом мы с ней обсуждали, что нужно исправить, а что и так нормально.

МС: Будет ли тур в поддержку альбома ‘In Search’, если да, то в какие города и когда? Это будет ваш первый тур?

Алексей Хужаев: Есть большая вероятность, что он состоится этой осенью. Конкретные города и даты пока не объявлены, ведутся работы в этом направлении. Если тур состоится, это будут наши первые спланированные гастроли.

МС: Планируется ли, клип на какую-нибудь песню? Что своим клипом вы хотите показать фанатам? В каком стиле вы планируете его создать?

IMG_2732Алексей Хужаев: Сейчас на этапе монтажа находится видео, записанное с живым звуком в павильоне одной из фотостудий, некий мини-концерт без зрителей, который покажет нас и нашу музыку со стороны живого исполнения — нечто подобное делали Radiohead и Depeche Mode. А в плане художественного клипа есть некоторые мысли, которые мы пока только обсуждаем.

МС: Если бы существовала машина времени, то с кем бы из музыкантов вы хотели бы совместно выступить? В будущем планируйте с кем-нибудь спеть дуэтом?

Алексей Хужаев: Я не прочь выступить с любыми из музыкантов, которые были бы мне близки по духу, вне зависимости от того, известные они или нет — поэтому с удовольствием хожу иногда на музыкальные джемы. Дуэты у нас порой практиковались вживую, когда мы играли много кавер-версий, но теперь мы не играем их.

Вячеслав Плеханов: Даже и без машины времени сейчас есть достаточно много известных имен, с которыми хотелось бы совместно поработать, хотя бы студийно. Я бы не отказался сделать совместную песню с Девином Таунсендом или вообще с Питером Гебриелом. Кроме того, что могла бы получиться крутая песня, нам бы не помешал такой ход, чтобы повысить свою медийность.

МС: Чем помимо музыки вы увлекаетесь в жизни? Расскажите о своих интересах и характерах? Бывают ли, у вас внутренние конфликты и как вы с этим боретесь?

Алексей Хужаев: Как и большинство людей, мы все имеем какие-то мелкие хобби, а музыка на фоне этого является эдаким мега-хобби, а у некоторых еще и работой. Наш гитарист Владимир Шеин преподает гитару, я работаю как звукоинженер, часто выступаю как саундпродюсер, что не может не влиять на мое видение группы — мне было бы скучно просто играть на гитаре, ни во что, не влезая помимо этого. Впрочем, такими стремлениями обладают и другие участники коллектива, что иногда приводит к разногласиям из-за разницы взглядов на одни и те же вещи. Обычно приходим к чему-то среднему, хотя бывает всякое. Иногда уверенность в той или иной идее настолько сильна, что сложно от нее отказаться, особенно когда наперед знаешь пути ее реализации. За время, проведенное вместе, нам в целом удалось достичь взаимопонимания, хотя со стороны это выглядит несколько своеобразно — в коллективе царит весьма забавная атмосфера, и не каждый человек извне ей проникнется — в этом состоит некая сложность в замене участника группы.

Вячеслав Плеханов: Я увлекаюсь рисованием и живописью, даже делал какие-то работы на заказ: портреты, художественная роспись стен. Плюс достаточно много времени моей жизни отняло посещение тренажерного зала и поднятие тяжестей. Даже разок выступал на соревнованиях по пауэрлифтингу. Теперь, правда, от этого не так много осталось. То чем я занимаюсь сейчас трудно назвать пауэрлифтингом, я это обычно называю «физкультура с отягощениями».

Если говорить о характерах, то, кажется в каком-то смысле наша группа это собрание интровертов. Мы – люди, львиная доля, чьих жизней происходит внутри головы, а не снаружи. Музыка это один из способов совместить реальность внутри головы с реальностью снаружи.

И конфликты тоже бывали. Не знаю, боремся ли мы с этим, может просто, пытаемся учиться на ошибках и стараемся не так активно наступать на одни и те же грабли в общении.

МС: Если бы вам предложили, что одна из песен может стать саундтреком к любому фильму, то какая это была бы песня и какой фильм вы бы выбрали?

Алексеей Хужаев: Почти любая песня может оказаться подходящей в том или ином случае.

Вячеслав Плеханов: Конечно, неплохо было бы, чтобы это был какой-нибудь хороший фильм, из тех, которые все уважают. Потому что часто саундтреки сильно связываются в памяти с фильмами, в которых они звучали. Было бы не круто увидеть где-нибудь в соцсетях в аудиозаписях Radioaction – Your Worst Enemy (OST «Черная роза» Реж. А. Невский). А вот что-то типа Radioaction – In Search (OST Terminator 2) было бы приятнее.

МС: Ну и напоследок, напишите нам 10 самых интересных фактов о вас))))

Для обложки альбома “In Search” был сфотографирован ламповый радиоприемник Philips 1964 года выпуска, найденный по объявлению на барахолке.

Первое выступление в близком к первоначальному составу группы состоялось в 2011 году под другим названием.

Обложка альбома частично повторяет дизайн обложки “Kraftwerk” – “Radio-Activity”, а в песне “Hour Longer Day” использован похожий речевой синтезатор.

В песне “Wrong Turns” используется нестандартный гитарный строй (Nashville Tuning), в котором почти все струны тонкие, и некоторые из них звучат на октаву выше обычного, за счет чего получилось характерное “звенящее” и “старое” гитарное звучание песни.

Некоторые звуки на альбоме получены нестанадартным способом, хоть это и не бросается в глаза – это было просто частью веселья в работе над альбомом – например семпл бочки (kick) в песне “In Search” – это удар смычком виолончели по микрофону, который случайно записал Алексей Хужаев во время параллельной работы над альбомом другой группы.

Почти у всех настоящих и бывших участников группы есть педагогическое образование, хоть и полученное в разных учебных заведениях, у четверых из них – с музыкальным уклоном.

Музыкальный размер в песне “Dot” весьма необычен – 11/8.

В США в 1998 году была выпущена пластинка малоизвестного джазового коллектива с почти идентичным названием.

Radioaction(Россия, alternative / synth-рок)
http://vk.com/radioaction_band
https://vk.com/radioaction
http://facebook.com/groups/radioaction
https://soundcloud.com/radioaction_band

Общалась Кристина Евлампиева, специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.