blM7yK7Z7H8С обворожительной Юлей Коган мы встретились после ее творческого вечера в ДК «Александровская» под Петербургом. На сцене Юля сияла своей улыбкой и платьем с перьями и стразами. В гримерке она сидит с маленькой дочкой Лизой на коленях и сияет материнской любовью. Сложно поверить, что известная всем скандальная певица из группы «Ленинград» только что пела свои собственные нежнейшие песни про любовь и каверы на такие хиты, как «Не отрекаются любя» или I will always love you. Мы поговорили с Юлей о том, что это вовсе не радикальная смена образа и не внезапные метаморфозы, а настоящее лицо артистки, которое больше не скрывает сценическая роль. На признание, что странно видеть рокершу-скандалистку в ДК с лирическими песнями, Юля отвечает, что ей все равно, в каком заведении играть, лишь бы были люди, которые понимают ее. И сейчас вокруг Юлии Коган собираются именно они.

– Юля, для кого Вы сейчас поете? Кто ваша новая аудитория?

– Я пою для людей, которые любят то, как я это делаю, и которым неважно, что я буду петь. Главное, чтобы они доверяли моему вкусу, ориентировались на него, чтобы им нравилось то, что нравится мне.

– Вы часто говорите в интервью, что Вам по плечу любой стиль, Вы можете вжиться в любую роль и вообще толерантный ко всему человек. Наверное, такой склад приносит и определенные сложности?

– В первую очередь, это сложность выбора. Чем больше возможностей у человека, тем сложнее выбрать. У меня не совсем стандартный вкус, и то, что нравится мне и круто получается у меня, еще не обязательно понравится людям. Конечно, я подстраиваюсь под предпочтения людей, но все равно есть именно мои песни, например, из пугачевских, наверное, времен. Их сейчас мало поют, а мне очень хочется нести их людям. И, конечно, я понимаю, что меня ассоциируют совсем с другим. Потому что я прославилась на другом, и в этом главная сложность. Люди часто приходят на мои концерты за этим самым другим. Но значит найдутся другие люди, которые придут за тем, что я готова им дать.

– Сейчас в Вашем репертуаре совсем разные песни: и что-то из ранней советской эстрады, и мировые хиты, и Ваши авторские песни. Что же все их связывает?

– Только лишь то, что они нравятся мне. Мне из нынешнего моего репертуара очень нравятся медленные песни, хотя я понимаю, что моя энергетика более активная. Потому медленного меньше, но все очень пронзительные. Я их сочиняю сама и очень горда тем, что это мое.

– Вы однажды говорили, что не стали бы преподавать вокал, ведь зачем передавать опыт, когда можете делать это сама?

– В принципе я с собой согласна! Но дело не в том, что я… такая крутая. А просто в том, что все-таки преподавание – это не для всех. Всем кажется: раз ты закончил институт, то уже можешь учить. А многие преподаватели портят своих учеников. У них свой какой-то вкус, или их, например, самих однажды неправильно научили. И вот я не уверена, что могу научить правильно петь. Может быть, и могу, но это такой риск. Голос – это же не гитара. Ее ты расстроил и настроил. А если расстроить голос, то это все. И ты как преподаватель в ответе за то, как твой ученик будет петь. Я пока не рискнула.

– С преподаванием понятно. Теперь о лидерстве. Вы говорили, что Сергей Шнуров был деспотическим лидером, и это хорошо для главного в группе. Какой Вы сама сейчас лидер?

– Сейчас я во многих вопросах очень понимаю Серегу, в том, в чем раньше, может, понимала не совсем. И да, иногда нужно быть деспотичной. Потому что люди не всегда понимают иначе. Я сама не такая, но музыкантам, как правило, нужна жесткость.

– Из-за творческой расхристанности?

– Просто в коллективе каждый мнит себя великим. Если ты идешь в творчество, то ты априори амбициозный. И эти амбиции в коллективе нужно определенным образом подавить. А когда ты женщина, то это в сто раз сложнее! Я хочу, чтобы меня окружали мужчины, так как это более эстетично, а они, конечно, не хотят быть под гнетом женщины. Да и я не хочу их угнетать, но мне хочется порядка, и его можно добиться только так.

– Ну а вообще Вам нравится эта лидерская роль?

– Да не очень! Не нравится проявлять эту жесткость. Но приходится.

– Вы – такой мягкий, не любящий жесткость, толерантный человек. Как же Вы оказались в «ленинградском» образе и в шоу «Я права» со слоганами «жестко, скандально, откровенно»?

– Да, сама по себе я совсем не скандальная, хоть и прославилась на скандальности. Вряд ли бы я прославилась, если бы пела то, что сейчас. Мои сегодняшние песни прекрасные, и все мои достоинства при мне. Но, к сожалению, у нас можно прославиться, только если споешь что-то из ряда вон или если есть продюсер. По факту для меня продюсером стал Шнур. А в шоу «Я права» меня собственно и позвали из-за «Ленинграда». Им была нужна такая героиня, и это была роль, не противоречившая моему сценическому образу.

– Сейчас Вы совсем вышли из этого скандального образа. Вам нравится то, как движется все сейчас?

– Я собрала солянку из всего того, что пела когда-то и создаю сейчас, и эта солянка мне очень нравится. И вижу, что даже люди, которые хотят послушать «Ленинград», тоже не обламываются.

Беседовала Даша Мишина, специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.