Ему всего 25, а он уже успел поработать в первом частном театре в Сюзе -Ильхом-переехать в Москву, поступить во ВГИК, набрести на след ТеатраДок и закрепить свое там присутствие не только актерскими работами, но и несколькими крутыми постановками, среди которых скандально-нашумевшая “Двое В Твоем Доме”, совместно с Угаровым. Казалось бы: лето скоро, покупай плавки и – в Турцию, а он решил добить театральный сезон новым спектаклем. На сцене Театра Бойса выходит “Узбек”. О спектакле, афишу которого украшает шаурма, о театре, о новой драме и даже, не поверите, об узбеках – Талгат Баталов, специально для МузКуба.

– Слушай, меня тут редактор закидала ссылками на твой спектакль. Читаю: “Узбек”. Первый вопрос – хм…это еще про что? Давай-ка я его тебе переадресую.

Талгат: Если начать предысторию: в Сахаровском центре была лаборатория- “документальный театр и права меньшинств”…

-Национальных?

Талгат: Нет, в принципе меньшинств. Но я для себя сразу решил, что буду заниматься мигрантами, поскольку жил в Узбекистане 19 лет и что-то понимаю про них ТАМ и про их положение ЗДЕСЬ. Мы с художницей Светой Шуваевой стали ездить и собирать материал. Начали с правозащитников: поехали к узбекскому, таджикскому, и в процессе этих встреч стал возникать второй пласт, взгляд сверху на эту историю: как работают чиновники, весь этот апппарат… И еще момент: на этой лаборатории была такая особенность – работа с документами. Я подумал, что вполне могу поработать со своими – у меня ведь 2 набора документов – узбекские и русские

-Ты меня сейчас в какой-то криминал вовлекать будешь?

Талгат: Нет, они законны все, от узбекских я, правда, отказался сейчас. Просто у каждого документа есть своя история: как я гражданство получал, как в военкомат ходил… Все эти очереди.. справки… И из этого как-то уже стал вырисовываться эдакий стэндап: мы решили, что я буду рассказывать истории свои. И читать документальные монологи. Катя Бондаренко написала текст. Потом художница Света Шуваева (вообще над спектаклем работали две художницы – Аня Селянина вторая) придумала карту метро, которая лежит на полу в зале и все зрители заключены внутри кольца. Это своеобразная метафора Союза, когда все стекалось в центр, все ресурсы, а теперь ЛЮДИ стекаются в центр, и уже они – сырье, а люди внутри кольца не видят, что происходит там, ЗА НИМ.

– Получается это не только твоя история, а какая-то универсальная – на месте узбека мог бы быть таджик, киргиз…

Талгат: С эти сталкиваются все, кто приезжает. В спектакле я понемногу затрагиваю всех мигрантов, просто про узбеков я знаю больше.

– У тебя кто-то остался в Узбекистане?

Талгат: Да, там родители мои.. много воспоминаний. Там была такая история – я работал в театре, где убили худрука -зарезали в подъезде (театр Ильхом, руководитель – Марк Вайль). Посадили каких-то исламистов… Кого-то вроде наказали… я не берусь это анализировать. В общем, в какой-то момент стали сгущаться тучи над людьми, которые занимались каким-то творчеством. Потом я делал один видеоарт с инсталляцией на ташкентском биеннале современного искусства, и меня вызывали на какие-то беседы, в какие-то органы…. Один к одному как-то все происходило, да и я давно собирался ехать поступать. Ну и так… Собрался и уехал.

– Слушай, ты неправдоподобно много сделал для своего возраста…. Во сколько начал? У тебя театральная семья ?

Талгат: У меня папа художник, и был очень против поступления в театральный. В 11 классе я поступил в театральную студию при театре и мы с мамой скрывали от папы это целый год. Он считает, что все актеры пидорасы, и когда узнал, сказал, что если найдет пудру или помаду – убьет. Ну вот получается, что с 15 лет я играл в молодежном театре Узбекистана.

-Ты изначально видел себя больше режиссером?

Талгат: Ну да. Мне было интересней придумывать, чем играть, ставить какие-то этюды однокурсникам.

-Как тебе работается как актеру под руководством других режиссеров?

Талгат: Очень хорошо работается. Это же Театр.док. Здесь нет диктата, все делается коллективно, обсуждается… И потом, ты отключаешь какую-то часть мозга, потому что невозможно режиссировать самого себя. Да и я работаю с людьми, которым полностью доверяю.

– Док и прочие театры, которые ориентируются на новую драму и формируют интерес к социальным вопросам, моду на социальную активность, выпускают все больше спектаклей подобной тематики: Война Молдован За Картонную Коробку, Акын-Опера готовится к премьере… Думаешь, люди уже готовы принять существование мигрантов, не смотреть сквозь них и знать в лицо тех, кто убирает улицы, дворы, обслуживает в ресторанах… Пришло время?

Талгат: Не просто пришло время, а если оставить все как есть – процесс будет необратимым, не произойдет интеграции, которая и так идет минимально. Если простые люди не начнут обращать внимание, ничего не изменится, потому что где-то НАВЕРХУ этого не произойдет никогда: это договор некоторого количества диктатур… В Центральной Азии диктатура, у нас все тоже очень близко к этому – власти это выгодно, но мы-то должны относиться по-человечески друг к другу. Если люди работают, не грабят – почему к нему должно быть предвзятое отношение? Должны возникать какие-то гражданские институты, которые вовлекали бы мигрантов в социум. Я тут познакомился с таджиком, который учился в русской школе, знал русский, но забыл его здесь, в России!!! Настолько они сейчас сосредоточенны в своих ” гетто”, общаются только между собой!!! За границей всем, кто хочет учиться – предоставляют эту возможность. В Москве считанное количество школ, где могут учиться дети мигрантов. Их отдают в спецшколы, где учатся дети с реальными отставаниями в развитии. А ребенок просто 3 года не ходил в школу и не знает языка, но через какое-то время пребывания в такой школе уже трудно дифференцировать, что он на самом деле нормальный.

– Ну будем надеяться, что благодаря твоему спектаклю люди узнают обо все этих проблемах.

Талгат: Тут еще такой момент: понимаешь, на спектакль приходят 65 человек…

– Ну это вы выбираете такие площадки. Думаешь, если бы места было больше, люди не приходили бы?

– Думаю, нет… люди не заинтересованы и предпочитают делать вид, что ничего не происходит. Поэтому должно быть какое-то освещение со стороны прессы. Мы не ставили целью делать какое-то ИСКУССТВО. Это социальный проект, он должен привлечь внимание!!!

– Ты можешь представить себя ставящим классическую пьесу? Вот есть же Кирилл Серебренников – режиссер Пластлина, Отморозков и одновременно Демона, Трехгрошовой оперы…

Талгат: Мне кажется вокруг столько живых молодых авторов, которые очень талантливы и остро чувствуют время. Если еще пять раз не поставить Чехова – он не будет сильно переживать, а если не поставить Катю Бондаренко, Марину Крапивину.. других авторов – им будет и больней, и неприятней. Хотя Брехта мне бы хотелось поставить… Но в настоящее время меня интересует современная драматургия. Сегодня у Димы Волкострелова (режисссер театра Пост) на фейсбуке фото репертуара какого-то театра с дикими названиями, вроде “муж под кроватью”…” жена под столом”…” очень женатый таксист” – жуткая пошлятина, которая собирает залы, но убивает зрителя. Марат Гацалов (режиссер Театра.док, ставивший Жизнь Удалась и пр) ставит сейчас в Подольске новую драму – и зрители же ходят!!!

– Слушай, ну вам грех жаловаться: вы сейчас во всех возможных авангардах и струях – на волне моды на социальную активность и на фото в твиттере с Болотной и с Сахарова…

Талгат: Ну Театр.док создавал эту струю. Когда 10 лет назад Михаил Юрьевич (Угаров) с Еленой Анатольевной (Греминой) начали все это дело, никому ничего не нужно было.

– Да какие 10 лет!!! Еще год назад, когда я говорила, что иду в Док, все спрашивали, что это, а теперь-как ты туда попала??? Среди околотворческой, паратворческой, недотворческой и прочей ПРЕТЕНДУЩЕЙ на какое-то интеллектуальное содержимое молодежи вы – в фаворе.

Талгат: К нам ходят и простые люди. Недавно зашел сантехник из соседнего ЖЭКа. На “Двое В Твоем Доме”. Он, правда, нетрезвый был, но ему очень нравилось все, он подпевал даже ребятам, но в середине спектакля зонт начал раскрывать. Это было неагрессивно все, но мы его вывели. Даже деньги вернули.

– Веселая история. И все же, возвращаясь к предмету разговора: ты как режиссер, что можешь сказать зрителю? Почему он должен прийти на твой спектакль?

Талгат:
Это уже наша реальность, и закрывать глаза нельзя. Я пытаюсь сказать, что мы-то, русские, жили там и к нам относились прекрасно. Спектакль начинается фразой: “Сегодня я расскажу вам почему я не узбек, но 20 лет прожил там.” Во время войны огромное количество людей было эвакуировано. Моя семья попала туда таким образом. Была такая история: узбекский кузнец во время войны усыновил 18 русских детей. Про это не говорят в День Победы, хотя должен висеть какой-то отдельный баннер с благодарностью простым людям из союзных республик. Они помогали выжить другим простым людям, не обращая внимание ни на что. Наверху всегда творится дерьмо, но человек человеку – не волк. Поэтому на спектакль надо прийти, чтобы узнать какие-то вещи, которые люди не знают, а я их знаю случайно, потому что родился там, вырос там, а сейчас живу здесь…

Иентервью подготовила Стелла Татевосян, специально для MUSECUBE
Фото – Илья Ушак

3 КОММЕНТАРИЯ

  1. Честно говоря, какое-то двоякое впечатление оставляет сей чудесный молодой человек. Одна часть меня говорит: “Да он же очумителен! Малаца, работает над такой важной проблемой, пытается как-то людей стимулировать на решение проблем ксенофобии и межнациональной интеграции и т.д. и т.п.”, но моя вторая, не самая положительная часть вырывается из самой преисподней в виде диванного социолога и с пеной у рта начинает заявлять, что “не на то парень тратит свое время и силы, есть гораздо более важные проблемы в нашей многострадальной Родине, и, может быть ему бы удалось хоть как-то помочь в их решении”!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.