ALICE and BOB

Дарья Выблова и Михаил Бложко, а в совокупности группа «ALICE и BOB» о том, как провожать (или встречать?) юность, как растянуть крымскую атмосферу вдохновения где бы ты не находился. Ведь, на сколько ты сегодня вдохновлен и богат, определит твой новый трек.

 

— Самый стандартный вопрос, раздражающий всех музыкантов: Почему такое название? Ведь никого с такими именами в группе нет. И сколько ушло времени на придумывание названия группы?

— ALICE и BOB – это условные обозначения для решения задачек по криптографии. Нам попалось название, когда мы никак не могли решить — в каком направлении будем двигаться дальше? Нас двое, название ни к чему не обязывает, но предполагает, что можем играть по всякому.
Важно понимать, что «Алиса», «Боб» обозначают не обязательно людей, а вообще агентов, независимо от их реализации: это могут быть, например…

— С какой вашей песни лучше всего начинать знакомство слушателям?

— Лучше начинать с «Гриба». «Лучше маленький, но хороший» – первая песня нашего крымского альбома и фраза из всем известной передачи Курехина. Очень честно характеризует главные критерии Крыма, и, надеюсь, нашего альбома. Начинайте с первой песни первого альбома.

— Как вас, участников группы, судьба свела друг с другом? Откуда каждый из вас?

— Мы оба из Донецка. Познакомились на почве страстной любви к Крыму, Вениамину Дркину и палаткам. Мне было 17, мы жарили картошку в двушке на Щорса, пили портвейн, мама верила, что я у подруги, мама подруги, что она у меня, а в это время мы вместе праздновали юность.

— Как думаешь, все эти крымские пейзажи, скалы, море – весь это вид наложил отпечаток на стиль вашего творчества? Как бы вы «обозначили» свой стиль, к чему он ближе?

— Одно время, года три подряд, в мае я закрывала сессию, Миша бросал работу и мы уезжали в Коктебель, жили на то, что соберем вечером в баре на берегу моря, нам хватало на лепешку, бутылку портвейна и, иногда, поездить по южному берегу.
Мы вставали, отгоняли комаров, пили ледяное пиво, раздевались догола, падали в море, закрывались в степном вагончике-машине времени и куралесили, спонтанно и много фристайлили, а когда сгущались сумерки, выходили заниматься любимым делом – пели, снова «валялись» в море, танцевали под транс, рисовали флюром в ночной заброшке. Маленький Коктебель «растягивался» до беспредела: мы, знающие его вдоль и поперек, вновь и вновь оказывались в новых местах. Безусловно, это это лучшее наше время – это всегда было главным натхненням (вдохновение). Скалы, море и горы – это то, что определяет Крым как место силы, место, которое выбрал в свое время Волошин, а впоследствии и вся плеяда шестидесятников. Стиль хочется обозначить как южный, по источнику вдохновения. Наличие Мишиных контроллеров в качестве музыкального сопровождения, позволяет нам характеризовать себя как электронщиков. И большое счастье, что мы для себя открыли возможности электронной музыки, сейчас это просто рвет меня на части от восторга – представь, если раньше для синтеза звука требовалась огромная комната с модулями, связанными между собой кучей шнуров, сейчас с помощью коробки или ноута за 25 тысяч, звук можно вывернуть наизнанку. Нет конкретного стиля, есть триггер, есть мелодия, которую ты напеваешь и миллион возможностей твоей коробки, а на сколько ты сегодня вдохновлен, на сколько богат, определит твой новый трек.

ALICE и BOB: «В Питере все хлестко, как холодный ветер, который дует в рожу»

— Здесь, в Питере, есть ли отличие аудитории от аудитории родного места? Вообще замечали различие в манере исполнения , текста, музыки непосредственно питерских групп?

— Здесь в Питере, спасибо, у нас появилась возможность купить себе должные инструменты и собрать аудиторию. В Питере, благо, очень лояльные площадки – хочешь, умеешь – играй. Их намного больше чем в Крыму, здесь лучше звук, шире аудитория, круче фестивали и тусовки, это определенно способствует развитию. Думаю, если бы мы остались жить в Крыму, нам бы просто не хватило на грувбокс. В Крыму в основном акустика, хиповая, светлая, нежная – это погода, это природа. В Питере все хлестко, как холодный ветер, который дует тебе прямо в рожу.

— На какой музыке воспитывались вы сами?

— Я, в основном, на современной украинской музыке. Она очень, ..як українською — милозвучна, и мне ее всегда хватало, в Украине как тогда, так и сейчас, много прогрессивных и интересных исполнителей. Берем 2004 – Бумбокс рассказывает нам, как делать хип-хоп, берем 2019 – Alyona Alyona читает рэпчину так сочно, что я слышу ее из наушников девушки, стоящей рядом в питерском автобусе, и начинаю пританцовывать.

— Расскажите каждый о себе: как пришли в музыку, что привносите из своих увлечений, из своих взглядов в нее?

— Мои родители очень красиво поют, в детстве это было поводом для гордости и подражания, позже они начали привозить мне по музыкальному инструменту из новой страны, плюс гитара, а потом я встретила Мишу.
Главным триггером был крымский бар: я играла на берегу моря — занималась любимым делом, а люди танцевали и «тащились». Тогда я поняла, что вряд ли что-то смогу сделать лучше и с таким же удовольствием.

 

 

Анна Пивовар специально для специально для Musecube
Фотографии из архива артиста

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.