Бесконечный грув Числа Пи
27 января 2020 года. Место действия — концертный зал Клуба Алексея Козлова. Звук, свет здесь, как и всегда, на высоте. Столики, снующие официанты, силуэты людей и инструментов видны, но изображения не резкие. В воздухе висит нечто. Оно заполняет пространство задумчивым ожиданием, предвкушением неизвестного. В этот вечер на большой сцене выступит коллектив под нумерологическим названием Число Пи.

Три четырнадцать сто пятьдесят девять… Эти цифры надо произносить монотонно и нараспев.
Три четырнадцать сто пятьдесят девять… Заунывность должна захватывать, увлекая за собой шлейф невнятных размышлений и вполне конкретных образов.
Три четырнадцать сто пятьдесят девять… Именно с такими интонациями читала свои стихи со сцены Политеха Белла Ахатовна Ахмадулина.
Три четырнадцать сто пятьдесят девять… Клавишник Альберт Фокин представляет «музыкантов, которые будут делать жару»: «Салман Абуев – труба; Одэй Альмагут — тромбон, Егор Шаманин – тенор-саксофон, флейта; Дмитрий Фомин – бас-гитара; Алексей Полубабкин – гитара; Борис Ионов – барабаны».

Скупо, коротко, неэмоционально. Почему так? Да, просто музыка группы Число Пи не терпит чёртовых букв, слагающихся в слова, из которых, в свою очередь, собираются фразы. Это не говорится, но это незримо прослеживается, сквозит, завывая в пассажах и помогая груву. Среди музыкантов нет новичков. Каждый — яркая личность. У всех без исключения в багаже немалый опыт работы в гремевших и гремящих коллективах.

Число Пи не играет квадратами. В них тесно, а звуков много. Как их уместить, упаковать в чёткую структуру? Каждую ноту, каждый звук обыграй, каждый заверни и выверни наизнанку. Их музыка – это джаз и не джаз одновременно. Импровизация, впитавшая безупречный классический вкус концертных залов и безумный темперамент подворотен, пропитанных запахом подгорелой травы.

В коллективе солидная духовая секция. Она создаёт пространство для себя, она расчищает место для других. И вот уже басо-гитарные секвенции перемежаются с жирными дудками. Не стоит толкаться. Места под Солнцем хватит всем. Впрочем, дневного светила давно нет, его заботливо закатили в угол за сундук, небрежно прикрыв старым покрывалом, расшитым растаманскими метками. На небосклоне лишь Луна, подсвечивающая блёски, нитки, свисающие до пола. Они — лишь часть настроения. Накал страстей не снижается, а вот звуковая картинка меняется, возвращая слушателей в зону комфорта. Сложная ритмическая сетка медленной композиции и яркие дудки, пронзающие клуб, приводят сознание в порядок. Отчасти это облегчение. Ударные всё стучат и стучат. Бас гудит, синхроня клавиши. Так будет не всегда.

Должен ли ритм ложиться в конву духовых? Отнюдь. Мы не ищем лёгких путей. Они звучат как будто врозь. Из порталов исходит вполне консонансный звук, сотканный из разных ингредиентов. Чередование сложностей, нагромождение конструкций — это и есть Число Пи. Они грувят, но они и грузят, заставляя слушателей проделать работу, несвойственную их неподготовленным ушам.

На сцену поднимается ещё одна участница проекта – вокалистка Вероника Шрамко. На второй план уходит жёсткость и резкость. Со сцены Клуба Алексея Козлова льётся фьюжн, где много скользкой поволоки, а смазанные риффы покрыты пеленой влажного покрывала женского вокала.

Вероника Шрамко своим присутствием ещё украсит концертную программу, а пока на сцене вновь чисто мужская компания. Полифоническое клавишное вступление настраивает на серьёзный лад, но это всего лишь обманка. Вкус латины, запутанной, с завитками и всевозможными приблудами, приводит в мир фьюжна, который невольно убавляет натуральности жизни. На поверхности проступает искусственно сотканный из правильных компонентом сублимат.

Бесконечный грув Числа Пи

Дальше – сложнее: наборная азбука и смешанные шаги через ступеньку, через две, через три. Главное — не оступиться. Вероника Шрамко снова у микрофона. На этот раз в вокальной партии много опеваний. Напитавшись соул-мелизмами меняется картинка, а такой вкусный грув отходит на второй план.

Но это еще не всё. Хроматизмы, богато обыгранные дудками, украшены бурлящими вкраплениями ротор-органа. Ритмика подтверждающая, вколачивается, то там, то здесь проскакивают дубликаты, затраивания. Кажется, это уже что-то из области фанка, а прямо следом на первый план прорывается пронзительная труба.

Некоторое время назад одна за другой были предприняли попытки исполнить «число Пи», изобразив его посредством музыки. Достоин ли такой эксперимент внимания? А почему бы и нет?
Но Число Пи — это совсем другая история. Они играют каверы на произведения великих композиторов прошлых лет, исполняют свои композиции. Как представляется, для группы «число Пи» — это, прежде всего, символ иррациональности мира, которая не может иметь конечного представления. А творчество — это не просто музыка, а фактически – исключительное ощущение мира.

Три четырнадцать сто пятьдесят девять…
Этой истории нет начала и нет конца. Цифры выстраиваются в бесконечный ряд, рождая уходящую за горизонт последовательность

Три четырнадцать сто пятьдесят девять… Белла Ахатовна вновь начинает свой заунывный стих, вгоняя слушателей в напряжённое медитативное естество.

Три четырнадцать сто пятьдесят девять…
Силуэты, тени, мысли, чувства облекаются в ноты, чтобы прозвучать, унося действительность куда-то вдаль.

Непредвзятость груза, иррациональность формы, бесконечность грува. Число Пи …

 

 

Андрей Ордальонов специально для MUSECUBE
Фотографии автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.