дефесаРассказывать о Дефесе, знаете ли, дело неординарное. Это как смешать вдвшника и пророка Илию, а потом пытаться логически все обосновать.

 

Итак, давайте попробуем. Программа называлась «Оборона Плутона» (Defesa de Plutão – порт.). Pluton – культурный центр на обломках самовластья, обосновавшийся в здании ещё работающего завода «Плутон». Дух свободы и сырости, если вы понимаете, о чём я.

 

И 2 августа на этой благодатной почве выросла тропикалия. До концерта мне это слово ничего не говорило. А вам? И нет, это не цветок (хотя, конечно, как посмотреть).

 

Антону Аксюку однажды надоело, что такое интересное музыкальное явление известно у нас только в узких кругах – и он решил познакомить зрителя с тропикалией, для чего собрал группу очень разных и при том талантливых музыкантов.

 

Тропикалия – бразильская музыка андерграунда 60-х, смесь традиционного звучания с психоделическим роком, арт-роком, джазом, фанком и другими направлениями. Представители этого музыкального движения называли себя «культурными антропофагами»: они «поглощали» разные культурные пласты, новые веяния Европы, перерабатывали и создавали на их основе новое. Дефеса – тоже культурные антропофаги (ещё какие!). Они «поглотили» тропикалии и выдали свой русско-бразильский вариант с оригинальными переводами и музыкальными интерпретациями. И вот уже в России зазвучали песни Тома Зе, Каэтано Велозу, Жилберто Жила и остальных важных бразильцев.

Дефеса 2Антон сначала скооперировался с Псоем Короленко, что уже значило – грядёт филологическо-музыкальная феерия. Потом присоединился Ян Бедерман, настоящий волшебник и мастер целого сонма инструментов (и даже гофры сантехнической двухметровой). Потом – появились две противоположные по тембру и настроению певицы: Юлия Теуникова и Алиса Тен. И ещё множество других талантливых людей.

 

Дефеса – формация непостоянная. У музыкантов есть свои проекты, поэтому «обороняться» получается не слишком часто. Но этот философско-разнузданный праздник стоит того.

 

Зал «Плутона» создавал ощущение настоящего андеграунда. И, пожалуй, именно бразильского андеграунда. Жарким вечером среди высоких окон и разбитой заводской плитки люди танцевали и слушали яркую музыку, где протест, любовь, надежды на будущее и смех соединялись воедино. Где странное и забавное перемежалось с революционным и философским. Где разные голоса и инструменты сплетались в одну многогранную мелодию. Где русский язык со всеми своими особенностями вплетался в португальский и чувствовал там себя совершенно комфортно.

 

В самом начале Ян Бедерман говорил, что в баре можно купить прохладительные напитки, а также – бараньи крылышки. Часто песни напоминали эти самые бараньи крылышки. Но кто сказал, что парнокопытные не летают?

 

«Я так запутал всё, что сам ничего не понял!» – воскликнул Псой после одной из песен. Вся Дефеса – это жонглирование звуками и смыслами, прошлым, будущим и настоящим. Русско-бразильские 60-е в 2018 – чем бы они ни были.

 

Евгения Смехова специально для Musecube
Фоторепортаж автора смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.