21 сентября несравненная итальянка выступила в Большом зале Московской Консерватории с программой арий из опер Георга Фридриха Генделя.

bartoli2C момента предыдущего московского концерта Чечилии Бартоли прошло почти полтора года. За это время поклонники певицы успели сильно соскучиться — к сожалению, далеко не у всех операманов есть возможность ездить в Европу на спектакли и концерты с ее участием. Хотя цены на билеты в Москве настолько завышены, что, кажется, за эти деньги можно устроить себе оперный weekend в Австрии или в Италии.

В последние годы творческая жизнь Бартоли особенно активна: она выпустила два диска: первый («Миссия») посвящен композитору эпохи барокко Агостино Стеффани; второй — с записью оперы «Норма» Винченцо Беллини. Также, с 2012 года Чечилия является художественным руководителем Зальцбургского фестиваля.

Как и в прошлый раз, в Москву Бартоли приехала в сопровождении оркестра Цюрихской оперы La Scintilla (художественный руководитель и главный концертмейстер — скрипачка Ада Пеш). Если предыдущий концерт в Москве был посвящен выходу альбома «Sacrificium», на котором представлен репертуар певцов-кастратов, то в этот раз Бартоли подарила москичам вечер проникновенных арий генделевских героинь. Эта программа показала нам другую Бартоли. Дива «примерила» образы из опер «Ринальдо», «Лотарио», «Юлий Цезарь в Египте», «Амадис», «Родриго», «Альцина».

Имя Генделя называется одним из первых, когда мы говорим о музыке эпохи барокко. Далеко не каждый оперный певец включает Генделя в свой репертуар: исполнение этой музыки требует безупречной техники и владения дыханием. А самое главное, как мне кажется, понимания самой эпохи. У Бартоли все это есть с избытком. «Роман» с Генделем начался много лет назад, и вскоре эта музыка стала уже неотъемлемой частью ее концертных программ. Певица не просто исполняет музыку Генделя, годами «шлифуя» барочную технику. Бартоли занимается исследованиями малоизвестных или когда-либо утерянных произведений барочных композиторов и записывает на диски настоящие мировые премьеры.

C первых тактов увертюры к опере «Ринальдо» переполненный Большой зал Консерватории погрузился в особую атмосферу: казалось, из-за кулис сейчас появятся герои оперы, действие которой разворачивается в Иерусалиме 11 века. Но появилась одна Бартоли в ярком алом платье и исполнила две арии Армиды, моментально завладев вниманием публики. Энергетически этот концерт был даже мощнее, чем предыдущий (хотя арии из «Sacrificium» гораздо техничнее и быстрее, они требуют другой подачи). Но то, как зал воспринимал пение Бартоли в этот раз, меня поразило. И даже если какая-то часть аудитории и пришла просто на громкое имя, чувствовалось, что каждый открывает для себя что-то новое, переживает эти звуки по-своему. Во время особенно техничных фиоритурных пассажей или в моменты pianissimo (в которых Бартоли показывает чудеса владения дыханием!) зал замирал. Мне это напомнило, как умолкают зрители на цирковом представлении в ожидании исполнения смертельного акробатичекого трюка.

checbartПосле того, как оркестр исполнил увертюру к «Юлию Цезарю в Египте», одной из самых известных опер Генделя, Бартоли спела красивейшую и полную отчаяния и мольбы арию Клеопатры «Se pieta de mi non senti» (Если ты не сжалишься надо мной). Я подумала: как было бы здорово увидеть Чечилию в роли Клеопатры в полноценной постановке. (Но для этого, видимо, придется действительно устраивать себе европейский weekend).

Еще одним «хитом» первого отделения стала ария «Удовольствия» (Lascia la spina) из оратории «Триумф Времени и Разочарования». Арии из этого произведения есть на диске «Opera Prohibita» (Запрещенная опера), записанном Чечилией вместе с Марком Минковски в 2005 году. Мой интерес к музыке Генделя возник именно после прослушивания этого альбома.

Кульминацией второго отделения стала ария «Ah, mio cor» из оперы «Альцина». То медленная и печальная, то стремительная и страстная, эта ария прозвучала великолепно! Вообще, музыка из «Альцины» стала для меня одним из самых ярких музыкальных впечатлений за последнее время.

Когда заявленная программа была исполнена, публика устроила такую мощную овацию, что Бартоли не смогла отказать нам в бисах: прозвучали две арии Агостино Стеффани, а также ария «Семелы» (O Sleep) из англоязычной оратории Генделя. В завершение вечера Чечилия повторила страстную и очень экспрессивную арию Мелиссы из оперы «Амадис», которая была частью программы второго отделения.

Это был особенный концерт, настоящее путешествие в бездонный мир музыки Генделя! Для меня это был праздник барочной музыки — самой глубокой, торжественной и в то же время трагичной, светлой и чистой — такой, которая не может не возвысить любого человека, умеющего слушать.

Софья Тихомирова, специально для MUSECUBE
Фотографии с официального сайта Чечилии Бартоли

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.