Даниил Крамер – джазовый виртуоз, композитор, педагог впервые в истории проекта Jazz In Motion 8 августа выступил на сцене арт-кафе «ДуровЪ». Даниил Борисович дает концерты почти ежедневно, а его гастрольный график чрезвычайно плотен. Вот и из «Дурова» он торопился в один из московских аэропортов.

«Я не люблю частить. Регулярные выступления на одной и той же площадке чреваты пресыщением», – пояснил как-то Крамер в интервью. Впрочем, для некоторых мест он делает исключения. Почему-то думается, что проект Jazz In Motion попадет в их число.

«Мы начнём с традиционного джаза, потом сменим его, потом продолжим, а потом будут сюрпризы. Вы же знаете, я люблю сюрпризы!» – улыбается Крамер. Улыбается публика. Даниил Борисович на профессиональной сцене с 1984 года, и все эти годы неизменно любим и желанен.

8 августа на одной сцене с маэстро Дмитрий Власенко (ударные) и Сергей Васильев (контрабас). Сидя за роялем, Крамер – певец фортепианного джаза. Он пропевает играемое: на «тара-та-тара» или на «паба-пам». Иногда даже перекрикивает ритм-секцию и собственный инструмент, подзуживаент, подначивает музыкантов. Практически в любом произведении он из тех джазовых музыкантов, для кого сильная доля – вторая. Это неизменное правило. А потом входит в раж, в пике в тремоло на одной ноте, и публика испытывает нечто сродни оргазму. Крамер вдалбливает сильные доли, резко перестраивается, синкопирует как бы исподтишка, из затакта, и тут же начинает мягко плавно вальсировать. Вдуг оперативно возвращается в рэг-тайм, ещё одна сбивка и вот уже бравурный финал.

«Yesterdays» авторства Jerome Kern – одно из любимейших произведений Даниила Борисовича. Говорят, то более, то менее развёрнуто он играет его практически на каждом концерте. Не обошлось без него и в «Дурове». Порхающая мелодия, аккуратные, будто плывущие, басы, чуть звякающие тарелки – звучание разливается под сводами арт-кафе, и уже ничего не хочется делать, думать. Хочется оставить все проблемы и сложности где-то далеко за бортом и только плыть-плыть и плыть неведом куда, наслаждаясь музыкой.

Обещанный сюрприз – саксофонист Антон Румянцев. «Он позвонил мне и сказал: я хочу приехать, – поясняет Крамер. – Я сказал: приезжай».

Случился джем, абсолютно спонтанный, рождающийся с колес, хоть и построенный на общеизвестных стандартах, и беспощадный – в смысле диктаторства Даниила Борисовича, руководящая и направляющая сила которого ритмична, даже жестка в акцентировке, то выводит контрабас из состояния соло короткими, резкими репликами, а потом аккуратно подправляет «заблудившегося» ударника. Нет, это совсем не то, о чем вы подумали: инструменталисты такого уровня не позволяют себе ошибиться, это говорит только о высочайшем уровне импровизационного мастерства, когда пьеса пишется по ходу исполнения, достаточно лишь «генерального сюжета». А сюжет сам по себе импровизационен, он так и провоцирует на полет фантазии. Крамер признается: «Сюжет может измениться от того, что рука пошла не на ту ноту». И всё мгновенно меняется.

Способность импровизировать – свидетельство музыкального энциклопедизма, отличного знания материала, умения ориентироваться во всём, что может пригодиться, умения брать что угодно, откуда угодно, и так, чтобы это было уместно. «Я – неисправимый импровизатор, и, садясь за рояль, никогда ничего не планирую, – продолжает Даниил Борисович. – Когда я выхожу на сцену, я никогда не знаю, что скажу, кроме того, что скажу «здрасьте». И, как любит говорить Вадим Эйленкриг: «Встретимся в конце».

Неожиданно концерт подходит к своему финалу. Впереди один из традиционных заключительных номеров. «Обычно я стараюсь превратить рояль в бонги. Рояля здесь нет, а электроника, боюсь, не выдержит таких экспериментов, поэтому попробую здесь», – Даниил Крамер идет к ударной установке. Ритм руками на барабанах, и тут же фрагмент на клавишах, и снова на барабанах… Публика в восторге. Антон Румянцев добавляет фразы на саксофоне. Вдруг осекается, нарушив неожиданно возникшую тишину.

«Осталось 4 ноты. Кто хочет? – вопрос Крамера в зал. – Инструмент в вашем распоряжении. Тональность подскажем».

**************************

Музыкантов пытаются взывать на сцену ещё, но Даниил Борисович непоколебим. Дождавшись тишины, он на прощание произносит: «Я крайне редко играю бисы, потому что не хочу портить послевкусие. Мы нарисовали для вас именно ту картину, которую хотели».

Андрей Ордальонов, специально для MUSECUBE
Фотографии Олеси Лось (снято 19.01.13 в Клубе Игоря Бутмана на Чистых прудах)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.