В «Главклубе» 30 марта «Аукцыон» продолжил праздновать тридцатилетие.

В конце прошлого года легендарный «Аукцыон» отыграл московский концерт, посвящённый тридцатилетию группы и двадцатилетию альбома «Птица». Праздник затянулся, и коллектив, не утратив праздничного настроения, вернулся в Москву с новым выступлением.
Тёмный зал с высоченным потолком быстро заполнился разнообразной публикой. Древние фанаты «Аукцыона» 
мужички от тридцати до пятидесяти – в предвкушении танцев до упаду расположились в глубине зала. Площадку у самой сцены заняли юноши со своими подругами, на вид младше юбилейного альбома «Аукцыона». «Им уже лет за пятьдесят, правда?»– недоверчиво спросила девушка в первом ряду у своего молодого человека, и тот молчаливо кивнул.
В дыму, в сине-красном свечении театральных прожекторов, под гром аплодисментов вышли к слушателям музыканты. Старенькие и седые, с мудрыми улыбками на лицах – без лишних приветствий заиграли они 
«Чудный вечер» с первого альбома. Грянули духовые, разместившиеся на сцене справа от зрителей. Как всегда расположившись слева, рядом с контрабасистом и клавишником, запел Леонид Фёдоров под аккомпанемент своего древнего «FenderJaguar». Олег Гаркуша в блестящем пиджаке, в ярком галстуке, вытянув шею и загремев погремушкой, с первыми нотами песни пустился скакать по сцене. Начавшееся безумие было встречено воплями восторга.
«Моя звезда… и мой огонь… За далью – даль…», – зазвучали трогательные строчки и аккорды второй песни. И под«Огонь» в эпилептических движениях Гаркуши появилась какая-то грусть. Мелодии духовых, сливаясь в один томительный мотив, только усиливали ощущение тоски.
Не успевшую ещё состариться 
«Девушки поют» музыканты исполнили третьей. «Мне повезло!»– Фёдоров пел уже, пританцовывая вместе с Гаркушей. Вскоре раскачивались из стороны в сторону и трубачи, и контрабасист, а вместе с ними и весь зал. Уже после «Девушки поют» стало понятно, что вечер удался.
Но ощущение праздника усиливалось, и вскоре тягучие тоскливые мелодии духовых вылились во что-то балканское, заводное в духе Кустурицы. 
«Женщину» и «Книгу учёта жизни» с альбома «Вернись в Сорренто» спел вместе с музыкантами бывший участник группы Сергей Рогожин. Ничуть не уставший прыгать и кричать, Гаркуша уступил Сергею свой микрофон, правдоподобно изобразив растерянность и недовольство. Заскакав по сцене с ещё большим весельем, Гаркуша стал подбегать то к Фёдорову, то к трубачам, и временами кричал что-нибудь дикое уже в их микрофоны. Михаил Коловский подхватил перфоманс Гаркуши и, положив тубу на пол, вышел с Олегом на середину сцены. Весёлыми криками одобрения была встречена их танцевальная дуэль.
«Осколки!» – просили из зала, и долго дожидаться не пришлось. Прежде слушатели просто томно покачивались. Теперь, под испанские мотивы любимой песни, начались жаркие танцы. Под «Хомбу» танцевали ещё более исступленно – как африканцы во время священных празднеств. А музыка становилась всё причудливее и незаметно вылилась во фри-джазовую импровизацию. Причём шоу не прерывалось даже в паузах между композициями. Промежутки эти Гаркуша заполнял, читая собственные стихи и разговаривая с залом.
«Аукцыон» сыграл ещё пару старых песен и собирался уходить, но вняв трогательным просьбам поклонников, вышел на бис. 
«Деньги – это бумага!» – весело подпевала толпа, и в последнем танце было что-то тоскливо рок-н-ролльное. «Аукцыон» стал прощаться. Странно, но только теперь вспомнилось, что этим седым мужичкам и вправду за пятьдесят. Впрочем, – намного больше. Музыка необыкновенного оркестра Леонида Фёдорова звучит из глубины веков.
Но всё же, когда кончился концерт, ощущения были какие-то излишне фриджазовые. «Аукцыон» очень сложный и абстрактный. Когда я спускался к гардеробу, тело продолжало тихонько дрыгаться. Вдруг стало ясно, что на протяжении полутора часов я был начисто лишён всякой осознанности. Немножко утомлённому абстракциями Фёдорова и компании, мне хотелось чуть больше конкретики. Внизу, у гардероба, румяный мужичок с седой бородкой торговал пластинками «Аукцыона», «Калинова Моста», Янки Дягилевой и «Гражданской Обороны». Я выбрал себе
«Прыг-скок» Егора Летова с красивыми бабочками на обложке.
– Спасибо, – поблагодарил я.

– Взаимно, – ответил мужичок. 

Стёпа Ботарёв, специально для MUSECUBE
Фотоотчёт Марии Чижовой смотрите тут

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.