В последний раз группа Disturbed была в Москве в 2003 году, спустя 14 лет они вернулись. О том, что и как изменилось в России с тех пор, а также о мировой музыке и новом альбоме, Дэвид Дрейман (вокал), Дэн Дониган (гитара), Джон Мойер (бас) и Майк Венгрен (барабаны) рассказали в просторном пресс-зале ИТАР-ТАСС за несколько часов до концерта.

Расскажите о концерте, который вы отыграли в Санкт Петербурге.

Дэвид: Это было удивительно! Мы пришли к выводу, что, наверное, это было одно из самых эмоциональных, чувственных шоу. Что касается зрителей: всё было очень мощно и громко. Весь тур для нас – это американские горки и мы наслаждаемся.

Немного о ваших ближайших планах.

Дэн: Из самых ближайших – это заслуженный отпуск. Мы отыграли большой тур, выступали более чем в 140 городах и немного устали, но с нетерпением ждём сегодняшнего концерта. В Питере было очень круто!

Расскажите о вашем новом альбоме. Сложно ли было выбирать композиции для альбома? Как проходила работа в студии?

Дэн: Мы работали над этим альбомом в студии все вместе, что для нас очень необычно. Во время записи предыдущих альбомов мы находились в разных местах и обменивались музыкальными файлами. Но в этот раз мы подошли к записи совершенно по другому: были все вместе, чувствовали настроение друг друга и эмоциональные вибрации. Это давало возможность что-то менять и импровизировать. Мы пришли к выводу, что в дальнейшем мы именно так и будем поступать – работать в студии все вместе, независимо от того сколько времени это займёт, потому что только так можно экспериментировать и придумывать сообща что-то новое.

Вы были в России в 2003 году. Вы приехали сегодня. Расскажите о впечатлениях во время первого визита и теперь.

Дэвид: Тогда всё было совсем по-другому. Мы выступали в маленьком клубе. На концерте было человек 200 или 300. Да и увидеть нам удалось достаточно мало. В этот раз всё совершенно иначе. Нам удалось посмотреть Питер и Москву – это великолепные красивые города. Да и аудитория выросла в несколько раз. В этот раз мы играем в больших залах на несколько тысяч человек. Мы надеемся, что когда мы приедем в следующий раз, народа будет ещё больше и обещаем больше не ждать 14 лет.

Какие идеи муссируются в американской неформальной среде? В 70-ые это были хиппи. В 90-ые и 2000-ые агрессивная металлическая музыка. Всегда окружающий мир накладывает отпечаток на контр-культуру. Чем дышит среда вокруг вас на данный момент?

Дэвид: Что касается музыкальной сцены – сложно ответить, потому что она постоянно меняется. Очень радует, что сейчас появляется много молодых метал-групп у которых действительно есть потенциал. Это не только в США, но и в Европе и в Англии. Что касается поклонников, то россияне могут надрать задницу любому в мире. Это такие эмоции, такая мощь, она буквально взрывает мозг и это очень круто!

Знакомы ли вы с творчеством каких-либо русских исполнителей? Если да то кого бы вы отметили?

Дэвид: Я знаю только Парк Горького.

О подготовке вашего нового альбома никто не знал. Сложно ли было работать в обстановке строжайшей секретности?

Дэн: Это было не очень просто. Сейчас, благодаря социальным сетям, информация расходится очень быстро. Но так как мы не ограничивали себя какими-то временными рамками, то решили, что будем писать столько, сколько нужно. С одной стороны соц. сети мешают сохранять секреты, но нам они и помогли. В выходные, когда мы летали домой, то специально чекинились, демонстрировали, что занимаемся личными делами – чтобы люди не заподозрили, что мы пишем альбом. Когда нас встречали всех вместе в Лас-Вегасе, мы говорили, что, в первую очередь, мы – друзья и просто решили потусить. С одной стороны, было, безусловно, тяжело, но с другой стороны – очень забавно. Интересный опыт!

Вопрос непосредственно к Дэвиду. Когда вы начали работать над проектом Device, Disturbed уснул на это время, потом его разбудили. Планируется ли однажды разбудить Device?

Дэвид: Нет. Device – это был милый эксперимент. Пока я занимался сольным проектом, все были в творческом отпуске и  тоже занимались своими проектами. Для меня работа над Device была очень интересна, но я делал её один. Это не сравнится с тем, что мы делаем все вместе с Disturbed – это совершенно другие эмоции, это мощно, другая химия. Безусловно то, что мы делали по отдельности – интересно, но продолжения у него нет.

Были ли какие-то группы, на которые вы ориентировались, когда начинали свою музыкальную карьеру? Которым подражали, которые вас вдохновляли?

Дэвид: Невозможно составить полный список групп. Metallica, Black Sabbath, Iron Maiden, Judas Priest, Pantera, Faith No More, Sound Garden, Alice in Chains, Korn, Tool, другие команды. Перечисление может занять часы. Очень много групп, которые нас вдохновляли. Мы все слушаем разную музыку, на каждого влияло что-то своё. Есть группы, которые не играют рок или металл, но они тоже оказали влияние на нас. Вообще мы слушаем очень много разной музыки, поэтому составить список просто невозможно.

Недавно вы говорили, что планируете выпустить акустический альбом. В него войдут только старые проверенные композиции или новые песни вы тоже думаете включить?

Дэвид: Мы пока ещё работаем над этим альбомом и работа продлится столько, сколько нужно, пока нас не будет абсолютно всё устраивать. Не знаю, сколько времени это всё займёт. Вполне возможно, что туда войдут какие-то новые акустические композиции и, безусловно, те, которые мы выпускали раньше.

Есть ли молодые группы или исполнители, которыми вы впечатлились? Которые вы слушаете в свободное время.

Дэн: Техаская группа Nothing More.

Дэвид: Сейчас появляется много групп, у которых есть потенциал. Например, ребята Rising и Black Veil Brides. Пусть они не очень новы, но молоды, по сравнению с нами. Ensilenced, которые выступят в туре вместе с Metallica.

С прошедшим днём рождения, Дэвид (13 марта – прим. ред.)! Вы отмечали его в этот раз в туре. Каково это – встречать важные моменты вне дома?

Дэвид: “Спа-си-бо!” (по-русски). Мы все – отцы и мужья, и часто мы не просто пропускаем дни рождения близких, пропускаем удивительные моменты жизни семьи. Пропускаем не только дни рождения, но и само рождение детей. Но зато после тура мы возвращаемся домой и можем проводить больше времени со своими родными. Иногда даже больше, чем те, кто работает каждый день. Порой мы можем несколько лет следить за своими детьми. Мы не ограничены временем.

Хотелось бы заострить внимание на треке Simon&Garfunkl – Sound of Silence. Как вообще так случилось, что вы выбрали для исполнения именно эту композицию?

Дэвид: Каждый из группы вложил часть себя в эту песню. Нам нравится выбирать для каверов нехарактерные для нас композиции. Эта как раз одна из таких. Но в этот раз мы пошли ещё дальше. Взяли песню совершенно другого музыкального периода (1965 г. – прим. ред) Песня пришла из детства нашего барабанщика Майка. Его родители слушали Simon&Garfunkl, и он посоветовал взять её. Обычно мы делаем что-то агрессивное, злое, но тут решили сохранить мелодию, а наш продюсер предложил добавить тему клавиш. Я послушал его, и этот момент очень украсил песню. Получилась очень гармоничная и интересная композиция.

Было ли трудно возвращаться всем вместе в формате Disturbed после перерыва с 2012 по 2015?

Джон: Было очень комфортно. Это как кататься на велосипеде: научившись один раз уже не разучишься. Очень хотелось показать всем, что за время молчания они стали ещё лучше и могут делать шоу. Это здорово настраивало нас. Было не сложно, а очень интересно. После того, что было на шоу в Санкт Петербурге, я очень жду выступления в Москве (вечером, после пресс-конференции, в клубе Stadium состоялся концерт группы). Думаю, всё будет мощно и по энергетике и по настроению.

Елена Чурикова специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.