На прошлой неделе Астрахань по приглашению проекта ArtHOME посетил всемирно известный танцор и хореограф Боб Айзен.

Боб Айзен – танцор, хореограф, импровизатор, один из основоположников современного танца (альтернативный танец, постмодерн). Занимается танцем с 23 лет (в ноябре этого года ему исполнится 66). Сооснователь (1979) и один из руководителей (до 2000) Links Hall Studio – центра исследования современного танца в Чикаго. Айзен – автор более чем 40 танцевальных постановок от перформансов длительностью в несколько минут до больших групповых работ, лауреат многих профессиональных премий и грантов. В 2004-2005 годах Боб Айзен совершил путешествие по миру, о котором рассказал в своей книге. Книга издана на нескольких языках, в т.ч. и на русском.

Впервые Боб приехал в Россию в 1995 году, а с 2000 года он живёт по полгода в США и России, география его российских выступлений, перформансов и мастер-классов обширна и охватывает уже практически всю страну. Он постоянный участник и член жюри многих танцевальных фестивалей и конкурсов как в России, так и за рубежом.

В Астрахани Боб Айзен провёл четыре дня – с 13 по 16 сентября. В пятницу 14 сентября в ТРЦ «вАСТОРг» состоялась встреча с ним (о которой и пойдёт речь ниже), а в остальные три дня мэтр дал мастер-классы «Импровизация в танце», посвященные различным танцевальным и околотанцевальным формам и техникам – от йоги до contemporary dance. Идя на встречу с Бобом, я очень расплывчато представлял, что меня ожидает, но твёрдо знал одно: новые впечатления обеспечены. И я не ошибся…

Саму встречу (по крайней мере, в моём восприятии) можно достаточно чётко разделить на две части, каждая из которых оставила своё впечатление – перформанс «For Lulu» и, собственно, общение с гостем. Перформанс Боба – это 14-минутная серия сольных работ в сопровождении композиции из песен альбома «Lulu», выпущенного в 2011 году Лу Ридом (Lou Reed) и группой «Metallica». Именно «в сопровождении», а не «под композицию», т.к. достаточно часто движения Боба не согласовывались с мелодией, но каким-то удивительным образом сочетались с ней на эмоциональном уровне. Конечно, я не могу назвать этот перформанс танцем в полном смысле этого слова, по-моему, это было скорее что-то вроде серии пластических этюдов-импровизаций, но, тем не менее, он породил внутри меня достаточно мощное эмоциональное эхо.

По завершении перформанса оставался только один вопрос: КАК? Как может человек в 66 лет так двигаться и так ярко выражать эмоции? Этот (и не только этот) вопрос возник и у других присутствующих, и многие спрашивали у мастера о том, что их интересует.

Вторая часть встречи прошла в формате «вопрос-ответ» с изредка разворачивавшимися дискуссиями на отдельные темы. В ходе беседы Айзен, который во время танца производил впечатление достаточно замкнутого и «сурового» человека, неожиданно раскрылся как интересный, тактичный и внимательный собеседник, обладающий тонким чувством юмора, благодаря чему разговор то и дело перемежался буквально взрывами смеха. Стоит отметить, что Боб (который, как я уже говорил, последние 12 лет живёт фактически «на два дома», проводя много времени в России) неплохо говорит по-русски. Хотя некоторые участники спрашивали его на английском, а некоторые из заданных по-русски вопросов требовал уточнений на английском, он отвечал на русском, чтобы было понятно всем. Приведу (по возможности дословно) наиболее запомнившиеся мне его ответы и высказывания:

«Танец для меня – это не средство выразить себя через движение, это способ понять себя. Я не танцую в общепринятом понимании, я делаю те движения, которые хороши для моего тела здесь и сейчас».
«В моём перформансе нет какого-то сюжета или месседжа, каждый видит в нём что-то своё. Он никак не связан с сопровождающей его музыкой. Эти композиции выбраны потому, что они мне очень близки, они мне нравятся».

«Не существует определённой последовательности движений в танце, его сценария. Бывает, что раз от раза я меняю местами отдельные движения или целые сеты движений. Это может зависеть от чего угодно – от моего настроения, от аудитории, от музыки…».

«Танец без музыки одинок и несовершенен. Невозможно поставить хороший танец, не имея соответствующей его духу музыки».

Ответ на тот самый вопрос «КАК?»:
«Каждое утро я минимум 2-2,5 часа занимаюсь йогой, а днём репетирую не меньше 3 часов».

«Да, у меня бывают моменты депрессии, когда хочется бросить всё и заняться чем-то другим, но среди того, чем я мог бы заниматься, нет ничего, что приносило бы мне такое же удовольствие и такую же свободу, как танец».

«Главное правило в танце – нет никаких правил и канонов, нет понятий «правильно» и «неправильно». Есть только ты и твоё тело. Слушай своё тело и делай так, как ему хорошо».

Вот такое двойственное вышло впечатление от всего увиденного и услышанного в тот вечер. И это, наверное, хорошо. Ведь на то оно и искусство, цель которого – не только доставлять удовольствие. Но и, хоть иногда, сохранять что-то недосказанным, оставляя возможность для размышлений.

Алексей Пуговичников, специально для MUSECUBE.
Фото автора.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.