Глава 1. “Я нашёл пианиста очень косоглазым, но крайне надежным” (из книги Боба Дилана “Тарантул”)

Концерт, посвящённый 90-летию российского джаза, проходил на сцене Московского Международного Дома Музыки. Открывал его Иван Фармаковский. Его выходу предшествовала небольшая вступительная речь, произнесённая Анатолием Кроллом. Кролл рассказал, что данный концерт является частью одного большого фестиваля, который называется «Российские Звезды Мирового Джаза». Вечер 10 ноября был посвящен грандам джазового рояля. Иван Фармаковский сыграл две композиции, первая из которых называлась «Блюз Хромосом». Эта была быстрая, ритмичная композиция с интересным мелодическим развитием. Всё выступление Ивана было стремительным – одно мгновение, и оно закончилось. Рассказать о нём подробнее не позволяет тот факт, что игра молодого пианиста не была оригинальной, уникальной или запоминающейся. Всё достаточно ровно, без лишних эмоций.

Следующим пианистом, который вышел на сцену, был Игорь Бриль, который в начале своего выступления сыграл дуэтом с Фармаковским, ещё не покинувшим сцену. Это и была особенность концерта.

Здесь я позволю себе небольшое отступление, так как считаю, что манеру игры Игоря Михайловича, невозможно описать или рассказать какими-то определёнными фразами, следуя единой концепции. Игорь Бриль – великолепный музыкант, о котором писали многие (и мнения у всех были разные), но для меня он всё равно остался неразгаданным. Я надеялся,  что увидев его выступление, мне удастся хоть немного приоткрыть занавес очарования и таинственности, но я глубоко ошибался. За то короткое время, что Игорь Михайлович играл, на сцене творилось что-то невероятное. Его исполнение не было похожим ни на что, оно как-то будто было «не в контексте» данного мероприятия. Последней композицией, которую он сыграл (а играл он сольно) называлась «Путешествие в Блюз». Это бы настоящий джаз 20-30-х годов прошлого столетия. Задорная, лёгкая мелодия, в исполнении которой Игорю Брилю помогал весь зал, которым пианист умело руководил, словно дирижер. Гениально – никаких других эпитетов подобрать невозможно.

Затем на сцену вышел Валерий Гроховский, который сыграл два произведения Джорджа Гершвина.

Кстати, я совсем забыл рассказать о ритм-секции. Забегая немного вперед, уточню, что концерт был разделён на два отделения, в каждом из которых ритм-группа была разная. В первом отделении на контрабасе играл Владимир Кольцов-Крутов, а на ударных – Алексей Иванов. Оба музыканта отыграли безупречно. Контрабасист запомнился мне своей безукоризненной и чистой игрой. А вот ударник, на мой взгляд, был скован. Это касается только сольных партий. С другой стороны, если его напарник смог за те короткие мгновения, что были отведены ему для сольных партий, раскрыть себя как музыкант, то Алексею не удалось этого сделать. Нет никаких сомнений, что он –  превосходный музыкант, но его игре не хватает полёта и раскрепощённости.
В завершении первого отделения Анатолий Кролл порадовал всех собравшихся небольшой блюзовой миниатюрой. После чего начался антракт.

Глава 2. “Ну вот, мистер Копперфильд, – повернувшись ко мне, смиренно сказал Юрайя. – Дело обернулось не совсем так, как можно было ждать…” (Чарльз Диккенс)

Второе отделение началось с выступления Алексея Иванникова, сыгравшего три композиции, одна из которых –  «Ленивая Птица», была написана Джоном Колтрейном. Пианист продемонстрировал прекрасную технику владения инструментом. Как и в случае с Иваном Фармаковским, его выступление можно назвать «разогревающим» или подготавливающим к предстоящей феерии – выступлению Даниила Крамера.

Создалось впечатление, что все, кто пришли в на этот концерт, ждали только появления Даниила Борисовича. По моему мнению, это было самое великолепное и незабываемое выступления этого вечера. Человек с удивительной и неповторимой манерой игры – его смело можно отнести к музыкантам, которым достаточно взять один аккорд, и весь зал будет на ушах. Даниил Крамер исполнил композицию Кита Джаррета  – «Воспоминания о Будущем». Это медленное, поначалу, произведение, которое по ходу набирает обороты и развивается, словно ураган, набирающий силу, вобравшее в себя сложные ритмические и мелодические рисунки и бешеные импровизации.

Последним на сцену ММДМ вышел польский пианист Филипп Войцеховский, который сыграл классические произведения Шопена и Баха в джазовой вариации и одно произведение собственного сочинения. К сожалению, организаторы концерта прогадали, выпустив Филиппа в конце всего мероприятия. Он не произвеёл фурора, и по накалу эмоций его выступление проигрывало предшествующим. Многие зрители стали расходиться. И Войцеховскому приходилось играть в уже пустеющем зале.

Небольшое пояснение.

Я не просто так в качестве названия для второй главы выбрал цитату из произведения Чарльза Диккенса. Всё дело было в ритм-секции, музыканты которой во втором отделении сменились. На контрабасе играл Сергей Корчагин, а за ударную установку сел Александр Кульков. Когда я увидел Сергея, то очень удивился. Дело в том, что передо мной стоял молодой, высокий и худощавый юноша, с огромным инструментом. Если вы знаете, а если нет, я расскажу, что в те времена, когда звуковая техника была ещё не так развита, то контрабасистам приходилось применять всю свою силу, чтобы извлекать из инструмента ноты, поэтому люди, играющие на контрабасе – люди крепкого телосложения. Но сейчас я видел прямую противоположность. Сергей Корчагин – великолепный музыкант, с великолепным чувством ритма и композиции. Думаю, что у него большое будущее. Он не сможет потеряться на сцене, с какими бы «звездами» он  не выступал. Что касается ударника, то в нём было то, чего не хватало его коллеге по первому отделению. Смелость. Смелость чувствовалась в его игре, он не боялся сказать своего слова в композициях, а главное, не нарушая рамки, отведенные ему, он умудрялся полностью выразить себя.
И только благодаря этим двум прекрасным музыкантам выступления Алексея Иванникова и Филиппа Войцеховского не потерялись на общем фоне. В этом отделении (за исключением выступления Даниила Крамера, которое смело можно назвать «триумфом» классического джазового трио) ведущую роль играли не пианисты, а именно сопровождающая их ритм-секция.

Специально для MUSECUBE Иван Никитин

Фото Александры Солозобовой 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.