Она никогда не знает, что будет исполнять на каждом конкретном концерте. Импровизация везде и во всём, но это не мешает билетам на её выступления раскупаться, как горячие пирожи. 22 октября в Светлановском зале Московского международного дома музыки Hiromi Uehara выступала сольно. Кто-то из поклонников заранее сожалел из-за отсутствия аккомпанирующего состава, но Хироми феерична в любом качестве, и сольный концерт – не исключение.

О её экспрессивности ходят легенды. Хироми встряхивает копной чёрных (а иногда рыжих) волос. Задорная улыбка, хитрый взгляд с неизменной бесинкой. Концерт задерживается. Наконец-то гаснет свет, пианистка выбегает на сцену, непосредственно оглядывается, приветливо машет рукой налево-направо, садится за рояль, её лицо сосредотачивается, но это только на какие-то мгновения, и начинает играть. И вот она уже играет стоя, притоптывая ногой. Левая рука выводит буги-риффы, к ним подключаются лёгкие поглаживания клавиатуры правой. Му-зы-ка!… Терцовые ходы, пересекающие диссонансные гармонии, возвращают музыку в относительно цивилизованное русло. Середина композиции – почти рэгтайм. Хироми садится, опять встаёт и приглушает правой рукой басовые струны. Не зная, что будет сыграно в следующий момент, она получает сигнал из собственного мозга и тут же транслирует его посредством рояля в зал. Она отстукивает ритм пятками ног, обутых в демократичные кеды, и стонет от удовольствия. Кажется, зрители готовы стонать вместе с ней, синхронно получая оргазм. Вроде, композиция закончена, из зала раздаются первые одиночные хлопки, но задорная улыбка Хироми, и музыка звучит вновь. Раз-два-три…. она резко вскакивает, кланяется. Вот теперь перерыв!

«Это традиционная японская песня, она называется «Сакура», — объявляет Хироми.. Короткие лосины, кеды, юбочка, блузка и озорной взгляд, не пропадающий даже тогда, когда исполняется что-либо лирическое. Музыка Хироми насыщена звуками и внутренней драматургией, которая не исчезает ни на секунду. Сумбурность нанизывается на чёткие гармонии, а образующееся пространство заполняется наполнителем – головокружительные пассажи, череда аккордов, трели, другие украшения. Знаете, как это бывает в салатах: картошка, кальмары, мясо тунца… Я достаточно понятно изъясняюсь? Вот, здесь примерно также с той лишь разницей, что головой то понимаешь, что звучит наполнитель, а по сути это и не наполнитель вовсе, в нёт ни одной лишней ноты, настолько он ярок, сочен, ценен и интересен сам по себе.

Бриллиантовые россыпи сменяют щебечущие голоса птиц, звенящий весенний ручей, пробивающийся первый листик. Настроение в музыке, цвет в музыке, запах в музыке… Хироми, как это возможно?!

Известная и любимая многими композиция – «Старый замок». Хироми опять шурует под крышкой рояля. Она играет на струнах. Струнно-ударный инструмент превращается в струнно-щипковый. В звуке появляется что-то от арфы.

Чуть позже струны среднего регистра будут зафиксированы, что позволит добиться звенящего клавесинного звучания. Нижний регистр – рояль, средний – клавесин, верхний – снова рояль. Неутомимая выдумщица Хироми, фантазёрка и креативщица, не ограничивает себя в изобразительных средствах, и неизменно побеждает. В следующую минуту рояль – уже не клавесин, а растроенное салунное пианино: внизу — рэгтайм, наверху, где-то в районе второй октавы — тончайшие трели.

Начиная композицию с сюррациональной «капели», легко касаясь пальцами клавиатуры, Хироми берёт полнозвучные неустойчивые аккорды. В этом московском концерте почти нет форте и бравурности, да, и рояль не подзвучивается. Всё натурально и естественно: и звук, и сама Хироми. Она, как невероятной мощности батарейка, пульсирует, отдавая свою энергию залу, тут же подпитываясь новой порцией и снова возвращая её слушателям.

Одно единственное отделение кончается невозможно быстро. Пианистка получает букет красных роз от маленькой девочки из первого ряда. Хироми никак не отпускают. Она вновь выбегает на сцену. Она буквально вылетает и начинает играть, ещё даже не успев коснуться скамейки. Лишь на бисах музыка звучит громко, а так весь концерт экспрессия в пиано, экспрессия шёпотом, экспресия маленького смешного человечка, но большого артиста и музыканта Хироми Уехара. Хироми, возвращайся! Мы тебя очень любим и ждём в Москве с новыми концертами!

Андрей Ордальонов, специально для MUSECUBE

Полный фотоотчёт Михаила Панкова здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.