derevo1Театр DEREVO Антона Адасинского представил на суд петербуржцев постановку «Мефисто Вальс». Поставленный в 2011 году, спектакль был положен в долгий ящик. Идея создать образ Мефистофеля на сцене пришла вместе со съёмками Адасинского в фильме «Фауст» Александра Сокурова. На съёмках фильма режиссёр запретил Антону танцевать, но это априори, против его природы, поэтому спектакль рождался по ночам, тайно, когда он пробирался в декорации и творил телом свою историю.

Спектакли театра всегда крайне эксцентричны. Но если, к примеру, в постановке «Арлекин» герои и сюжет связаны друг с другом можно проследить некую последовательность событий, то с «Мефисто Вальс» всё куда сложнее. Вы не увидите здесь типичного персонажа — Мефистофеля, постановка, а тем более образ, абстрактны в квадрате. Казалось бы, порой совершенно несвязанные сцены, в итоге обретают очертания единого сюжета. Понимание полной картины подобно озарению, будто бы открывается что-то сокровенное, недоступное для понимания большинства. Ничего не объясняя, Адасинский ухмыляется со сцены, разговаривая со зрителем языком тела, предлагая домыслить детали самому. Тело человека способно передать любые эмоции, не прибегая к разговору, что постоянно доказывает нам театр DEREVO.

Тёмные, порой жуткие, на грани сумасшествия сцены меняются светлыми, тёплыми сюжетами. Построенный на контрасте заботы и сумасбродства, спектакль балансирует на грани фарса и серьёзных, глубинных вещей. Витиеватый путь героя (а может двух или трёх?) заставляет зрителя преодолевать вместе с ним жизненные неурядицы, идею которых лишь угадываешь, глядя на то, что происходит на сцене.

«Мефисто Вальс» — это не театральная постановка, а живое полотно, написанное красками различных эмоций. Не даром в спектакле используется сюита Густава Холста «Планеты», где каждая из них имеет свой смысл (Марс — война, Венера — мир, Меркурий — посланник, Юпитер — радость, Сатурн — старость, Уран — волшебник, Нептун — мистик). «Картина» Адасинского живёт, у неё, как и у любого человека, меняется настроение, чёрная сцена, белая, жёлтая; красный свет — организм постановки чувствует, живёт, радуется, печалится и умирает вместе с героями на сцене.

Образ Мефистофеля настолько завуалирован в постановке, насколько это было возможно. Буквально ощущая кожей его присутствие на сцене, нельзя отметить ни одной сцены, где можно было бы уловить хотя бы его тень. Идея персонажа передана с помощью эмоций и чувств. Понятие добра и зла, а тем более смерти, в разных культурах кардинально отличаются друг от друга, может поэтому, построенный на контрастах спектакль, вызывает противоречивые эмоции. Театр DEREVO пытается уйти от субъективности восприятия, заставляя посмотреть на одну и ту же ситуацию с разных углов. Ведь действительно, много существует того, что для одних людей хорошо, а для других плохо.

В конце постановки мы видим следы человека на стене, уходящие вверх. Человек прожил свою жизнь и отправляется на «Олимп», к Богу, в лучший из миров.

Яна Квятковская, специально MUSECUBE.ORG

Фото взяты с официально сайта театра http://www.derevo.org/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.