Трудно представить лучшее средство от осенней хандры, чем концерт кого-нибудь настолько обаятельного и всенародно любимого, что магия его песен способна растопить любое, даже самое черствое и, казалось бы, безнадежно погрузившееся в депрессию и апатию сердце. Именно таким «лекарем», целебным дождем, пролившимся на истерзанную политическими и прочими распрями российскую землю, стал легендарный норвежец Мортен Харкет, вокалист и один из отцов-основателей группы A-ha, ныне полностью посвятивший себя сольной карьере. 20 октября, сразу после выступления в Санкт-Петербурге, Харкет без лишней помпы прибыл на поезде на Ленинградский вокзал, в окружении толпы поклонников продефилировал по перрону и, загрузив вещи в машину, устроил импровизированную фото- и автограф-сессию. На следующий день, в преддверие концерта в Крокус Сити Холле, укутанный в шарф Харкет под проливным запишет видео-обращение с туманно-обнадеживающим «Кто знает…» по поводу возможного возвращения в Россию на следующий год. Но мы-то знаем – вернется. Когда тебя так любят и ждут – как не вернуться!

Протяжная «Do You Remember Me» с последнего альбома норвежца под названием «Brother», открывающая концерт, сразу задает атмосферу вечера. Мортен, в черной кожанке и серых джинсах, вооружается акустической гитарой и чистым, сильным «я прошел две тысячи миль – и вот я здесь» едва не пробивает потолок. Следующая за ней «Oh What A Night», нежная и чуть тоскливая баллада о расставании и обреченности, мягко обволакивает зал, погружая его в уютный кокон, за пределами которого могут бушевать океаны, но внутри – спокойно и безопасно. Стройная и атлетичная (в его-то 55!) фигура Мортена плавно покачивается в холодном синем свете софитов, а глаза добро и грустно поблескивают за стеклами очков. Однако, несмотря на всю меланхолию, Мортен, очевидно, понемногу распаляется, сбрасывает куртку и на время откладывает гитару, хотя тон его песен – будь то новая «End Of The Line» или известная «Darkspace», пожалуй, одна из красивейших в репертуаре Харкета – не меняется. Все та же светлая печаль, объединяющая и роднящая романтиков всего мира, воспоминания о тех, кто когда-то был рядом, и призрачная, но все же придающая сил надежда когда-то увидеть их вновь.
Танцевальное настроение упорно не желает приходить к Мортену даже на «Send Me An Angel» (не путать с одноименной песней Scorpions), гораздо более динамичной, чем всё, звучавшее ранее. Он продолжает вальяжно расхаживать по сцене, держится то за один, то за другой бок, добродушно улыбается, и чуть лениво покачивается, и сквозь микрофон молит Господа подать ему знак, и продолжает «искать кого-то в ночи». И пусть он исполнял эту и другие песни уже не один десяток (или даже сотен) раз, и все они, кажется, уже давно должны были надоесть ему, наскучить… Его искренность все так же неподдельна, вера в любовь – чиста, а мечты о лучшем завтра – неувядаемы.
Сосед-скептик слева вполголоса жалуется, что трибуны заполнены в лучшем случае наполовину. Сосед-оптимист справа, напротив, утверждает, что это – просто аншлаг по сравнению с прошлым московским концертом Мортена. Но они оба замолкают при первых – завораживающих – звуках чарующей элегии «Lay Me Down Tonight», а тяжеловатые по мортеновским меркам вступительные риффы следующей за ней «Shooting Star», кажется, и вовсе вдавливают их в кресла. А потом – долгие, несмолкающие аплодисменты и громогласные крики «Браво!», под которые Мортен скромно шаркает по сцене ножкой, прежде чем в очередной раз погрузить публику в транс зашкаливающей красотой «There Is A Place». А потом – выход на бис, и «A Kind Of Christmas Card», провозвестник грядущих и неотвратимо наступающих рождественских праздников. И – под самый занавес – Харкет отдает дань памяти своему другу и одному из основателей дуэта The Everly Brothers Филу Эверли, скончавшемуся в январе этого года. «Именно Фил подарил мне эту гитару в 1997-м, – говорит Харкет, – и с тех пор она со мной. И сейчас я сыграю, а Фил (и Харкет обращается к кому-то незримому) ко мне присоединится. Спокойной вам всем ночи». И, когда последние аккорды великой и вневременной в своей гениальной трогательной простате «Let It Be Me» умолкают, наступает почти дзен-буддистское просветление, эдакая музыкальная нирвана. Когда, кроме этого человека с изящной черной гитарой, такого маленького и невзрачного на вид с верхних трибун Крокуса, не существует больше ничего. Ни плохой погоды, ни плохой работы, ни плохих людей. Только абсолютное, переполняющее нутро и едва не вырывающееся наружу счастье. Подаренное этим великим и непревзойденным романтиком. Пожалуй, последним на планете Земля.

Сет-лист:
1. Do You Remember Me?
2. Oh What a Night
3. Spanish Steps
4. End of the Line
5. Darkspace
6. Did I Leave You Behind?
7. Send Me an Angel
8. Movies
9. Lay Me Down Tonight
10. Shooting Star
11. Safe with Me
12. There Is a Place
13. Wild Seed
14. Los Angeles
15. Whispering Heart
Бис:
16. Brother
17. A Kind of Christmas Card
18. Let It Be Me

Алексей Комаров, специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.