О, Фортуна!
Фото предоставлено пресс-службой филармонии

С 15 по 17 ноября в Санкт-Петербурге прошёл VII Международный культурный форум. Седьмой год в наш город съезжаются выдающиеся деятели культуры и искусства со всего мира. В этот раз официальным гостем форума стала Италия.

 

Италия всегда славилась своими музыкантами. Мы знаем великих итальянских композиторов, дирижёров и вокалистов, перечислять имена которых можно очень долго. Школа академического вокального мастерства всегда считалась лучшей в мире. Именно в Италии родилась техника виртуозного пения bel canto (в переводе с итальянского – «красивое пение»), которая требует от певца совершенства владения голосом: безукоризненной кантилены, филировки, мастерской колоратуры, эмоционально насыщенного красивого певческого тона.

 

16 ноября в Большом зале Санкт-Петербургской Филармонии им. Д.Д. Шостаковича выступил итальянский дирижёр Франческо Ланцилота, европейский хор Национальной Академии «Санта Чечилия» и солисты Мария Кьяра Кидзони (сопрано), Марко Сантарелли (тенор) и Александр Алиев (баритон). Вместе с академическим симфоническим оркестром филармонии они исполнили грандиозное сочинение немецкого композитора Карла Орфа «Кармина Бурана». Эта сценическая кантата на латинские тексты из сборников средневековой поэзии написана для солистов, хора и тройного состава оркестра с двумя фортепиано и увеличенной группой ударных инструментов.

 

Первый номер кантаты знает, наверное, каждый человек развитого общества, даже если он никогда не интересовался классической музыкой. “O, Fortuna!” («О, Фортуна!») – взывающе провозглашает хор в сопровождении полного состава оркестра. Мощь и сила пронзает настолько, что уже с самого начала и до конца произведение прослушивается в большом напряжении и оцепенении. Именно здесь заложена основная идея кантаты, которая затем как бы прорастает и развивается на протяжении всех остальных частей. Величественная начальная тема сменяется просветлённым инструментальным вступлением и тихими репликами хора из номера «Весна», который завершает первую часть и передаёт настроение весеннего пробуждения природы и любви. Далее звучит светлое соло баритона “Omnia sol”:

 

«Солнце согревает всё,
чистое и любезное,
вновь оно обращает к миру
своё лицо в апреле,
обращена к любви
каждая душа,
и радости управляются
богом-младенцем».

 

Хор “Ecce gratum” («Посмотри, как она приятна») продолжает весеннюю тему, наполняя раздел кантаты радостью и светом:

 

«Смотри, приятная
и стремительная
весна возвращает нам радости;
пурпурным цветом
наливаются цветы,
солнечный свет заливает всё.
печаль уходит прочь!
Лето возвращается,
и забывается
суровость зимы».

 

Инструментальная интерлюдия “Uf dem anger. Tanz” («На поляне. Танец») с соло флейты в сопровождении литавр и медных духовых поддерживает приподнятое настроение и переходит в следующий хоровой номер “ Floret silva nobilis” («Леса цветут»). Ещё один инструментальный эпизод подводит к энергичному «Хороводу» с медленной средней частью “Chume, chum, geselle min” («Приди, приди, моя любовь!»). Следующий раздел «Кармины Бураны» – “In Taberna” («В таверне») с большим соло баритона “ Estuans interius” («Жжёт внутри») сменяется жалобным, драматическим номером “ Olim lacus colueram” («Когда я жил у озера») в исполнении тенора и мужского хора. Появление тенора Марко Сантареллина сцене Большого зала филармонии было несколько необычным. Он не сидел с оркестром и хором с самого начала произведения, как баритон Александр Алиев, а медленно вышел из-за кулис во время вступления ко своему монологу и так же загадочно удалился после него. Перед запевом о своём тяжёлом существовании солист неожиданно осыпал себя лебедиными перьями (ведь он поёт о том, что когда жил у озера, был красив, подобно лебедю). Хоровой номер “In taberna quando sumus” («Когда мы в таверне») напомнил повторяющуюся скороговорку с контрастной игрой оркестровых красок и динамики.

 

В третьей части “Cour d’Amours” («Любовные утехи») перед нами появилась сопрано Мария Кьяра Кидзони. Её великолепный голос и способность петь самые высокие звуки на пианиссимо в полной тишине обратили на себя внимание и восторг зрителей. Эта часть завершилась умиротворённо и спокойно. Но внезапно хор и оркестр раздался мощным прославлением Бланзифору и Елене (“Ave formosissima” – «Славься, прекраснейшая»), которое естественно, без перерыва, перешло в первоначальный хор “O, Fortuna!” («О, Фортуна!»), образуя трагическую развязку кантаты и символизируя неотвратимость кольца Фортуны и Судьбы:

 

“И в здоровье,
и в делах
судьба всегда против меня,
потрясая
и разрушая,
всегда ожидая своего часа.
В этот час,
не давая опомниться,
зазвенят страшные струны;
ими опутан
и сжат каждый,
и каждый плачет со мной!”

 

Зрители не могли долго отпустить музыкантов, и на бис им пришлось ещё раз исполнить номер “O, Fortuna!”.

 

Российско-итальянское исполнение одного из самых ярких произведений не только XX века, но и всей истории мировой музыки, сценической кантаты Карла Орфа «Кармина Бурана» состоялось в рамках международного культурно-просветительского проекта «Русские сезоны» благодаря Фонду культурный и гуманитарных программ Мстислава Ростороповича под руководством его дочери Ольги Ростропович. Подобные проекты укрепляют культурные связи и обогащают мировую культуру новыми качествами и трактовками. Здорово, что есть сообщества, поддерживающие классическую музыку и форумы, дающие возможность услышать такие замечательные исполнения!

 

 

Анастасия Видмайер, специально для Musecube.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.