25 июля лёгкий и простой в общении трубач Вадим Эйленкриг в очередной раз собрал уютный аристократичный «Дуровъ». Собрал в разгар лета, в мёртвый сезон, когда все порядочные люди покидают Москву в надежде на лучшее времяпрепровождение где-нибудь подальше от асфальта и автомобильного смога. И, кажется, всё у него так легко получается: играть, говорить, общаться, плескаясь в уважении и обожании. И одновременно очевидно, сколько за этой самой лёгкостью игры, лёгкостью интерпретаций и импровизаций, стоит колоссального труда и опыта.

Вадим Эйленкриг
Квинтет Вадима Эйленкрига выступает на сцене клуба «ДуровЪ» не впервые. Традиционно это случается в рамках проекта Jazz In Motion Максима Тимошина.

Вадим представляет музыкантов. Меняются персоналии, но не меняется инструметальный состав: клавишные, бас-гитара, ударные, саксофон и труба. «Если я буду говорить, что я точно так же люблю играть с другими, это будет неправда. За роялем Антон Баронин», – Вадим улыбается, аудитория восторженно аплодирует. Баронин, а также «звезда «Большого джаза» тенор-саксофонист Денис Швытов, ударник Давид Ткебучава, басист Армен Мкртычян и трубач Вадим Эйленкриг – это и есть квинтет. А ещё Вадим обещает некоего специального гостя, а, вернее, гостью. Кто она – пока интрига.

«Обычно этой композицией все заканчивают концерты, потому что ничего лучше сыграть уже не могут. Мы попробуем с нее начать. Мы сыграем известную композицию «Caravan», – объявляет Вадим и продолжает, – Обычно говорят, что ее написал Дюк Эллингтон. Это не так. Её написал некий Хуан Тизол – тромбонист оркестра Эллингтона».

Антон Баронин и Армен Мкртычян
Определённо, объявление с претензией. Впрочем, его претензии на исключительность обоснованны, а результат гарантирован. Мало есть трубачей, которые играют сольные концерты. Эйленкриг относится к их узкому кругу. Только, пожалуйста, не сравнивайте Вадима с Крисом Ботти. И хоть речь сейчас не о нём, поверьте, сравнение будет не в пользу последнего. Эйленкриг умудряется проделывать со своей любимой трубой невозможное. Отчего-то бытует мнение о её прямолинейности, о неспособности к полутонам, к игре, к нежности и грусти. Это полная чушь! Нежнее и тоньше инструмент сложно найти! Послушайте Вадима и убедитесь в этом сами!

В известной шутке есть диалог: «Вы не любите кошек? Да, Вы просто не умеете их готовить!» Вот так же и наш герой умеет делать то, что недоступно большинству. Как говорит одна моя знакомая: «Сделайте моим ушам приятно». Эйленкриг делает приятно ушам не одного человека, а целого зала.

В «The Shadow Of Your Smile» синхронно-унисонные «двухслойные» проходы Эйленкрига на трубе и Швытова на саксе. Как их любит Вадим! Как они нравятся мне! И даже некая «расхлябанность» – «блуждающие» обертона заставляют мурашки по коже бегать.

Вадим Эйленкриг и Денис Швытов
«Сразу понятно, что вы чего-то ждёте. Мы постараемся вас удивить. Мы сыграем композицию Николая Андреевича Римского-Корсакова «Fly Of The Bunble Bee», – говорит Эйленкриг и заключает, – Встретимся в конце».

Полёт шмеля был только вначале, то, что называется «для запевки». Потом – всё, что угодно, но не он. Ноты на ноте не оставил. Задумавшись, я отвлекся. Из временного анабиоза меня вывели звуки, доносившиеся со сцены. Я подумал, вышла обещанная гостья – со сцены явствено звучал женский голос. Оказывается, пела труба Вадима, пела с сурдиной, вкрадчиво, рассказывая, шепча …. А полет шмеля, между тем, неумолимо продолжался. Они и вправду встретились. В финале. Думается, Николай Андреич был бы доволен.

Уже во втором отделении Эйленкриг объявляет загадочную специальную гостью. На сцену выходит Алла Рид. Точёная фигура, красное струящееся платье в пол, бархатное контральто. Она поёт симпатичную Everything Must Change. Армен Мкртычян поглядывает, видимо, на листик с табулатурой, лежащий у ног. Вадим, бормоча что-то, подходит и, перекидываясь парой слов с Арменом, бросает взгляд туда же.

Алла Рид
Душевная, но мелодически достаточно скромная композиция под стать певице. Мне довелось видеть её неделей раньше на КУБометрах Хорошей Музыки в клубе «Мастерская», где она выступала в сопровождении Still Smokin’ Band. Ещё тогда я никак не мог понять, что же в ней не так. Думал, может, дело в бэнде, в отсутствии некоего сценического и творческого единения, которое охватывает музыкантов, даже почти не знакомых, но оказавшихся на сцене рядом. Но нет же, вот совсем другой случай, другие музыканты, а впечатление всё тоже. Значит причина всё же в вокалистке. Тембр приятный, но не услышал я развития основной темы, лиричной динамики, не хватает драматизма. Следующая вещь – «Cheek To Cheek». К сожалению, тоже самое. Что-то не сложилось у меня с Аллой. Наверное, звёзды не так встали. А, может, надо просто послушать ещё?

На сцене остаётся квинтет. «Сейчас мы сыграем для вас весёлую композицию. Она называется «Дынные острова», – объявляет Эйленкриг. Это современная пьеса, с абсолютно электрическими клавишами и неожиданно встроенной темой из «Розовой пантеры».

Остаётся только бис. О нём не надо просить, музыканты его объявляют сами, но они ни в коем случае не напрашиваются: публика аплодирует своим любимцам, а те, в свою очередь, не могут отказать поклонникам.

Квинтет Вадима Эйленкрига
Концерт завершает композиция на тему из польского «Ва-Банка», вобравшая в себя и короткое соло на трубе, и фрагмент «Полёта шмеля», и несколько тактов из «Песни про зайцев», и даже строчку из «Песни о далёкой Родине».

Вот такой он, джазовый концерт – неожиданный, непредсказуемый. Вот такой он – претенциозный Вадим Эйленкриг, традиционно удивляющий всех и всегда, оптимизмом и зрелостью, упорством и молодостью, новыми успехами и неизменным озорством.

Андрей Ордальонов, специально для MUSECUBE
Полный фотоотчёт Ирины Ефремовой здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.