12 сентября в Москве выступил венгерский пианист Андраш Шифф. Концерт был организован фондом “Музыкальный Олимп” и состоялся в Концертном Зале имени Чайковского.

Это выступление нельзя отнести к разряду “аншлаговых”. Но об этом пусть жалеют те, кто упустил возможность услышать этого загадочного пианиста. И хотя это был не первый концерт Шиффа в России, его имя по-прежнему не на слуху. Между тем, Андраш Шифф – обладатель премии Грэмми за лучшее исполнение Английских сюит И.С.Баха и признанный интерпретатор произведений венских классиков (Гайдн, Моцарт, Бетховен).

Похожий на профессора университета, Шифф появился на сцене в строгом черном костюме и, поклонившись, сел за рояль. C первых же минут демонстрируя потрясающую технику и математически точное соблюдение оттенков, пианист сыграл три сложнейшие и, на мой взгляд, не самые известные сонаты: № 62 (ми-бемоль мажор) Йозефа Гайдна, № 32 (до минор) Людвига ван Бетховена и №21 (си-бемоль мажор) Франца Шуберта.

Заявленная в двух отделениях, программа была сыграна без антракта! Интересно, что все три сонаты стали последними в творчестве представленных композиторов. После мажорной, местами торжественной и четко “выверенной” (как всегда у Гайдна) музыки, сонаты Бетховена и Шуберта показались мне особенно сложными для восприятия. У Шиффа – особенная манера игры, о которой нужно сказать отдельно. Помимо виртуозной техники, пианист запоминается умением играть piano так, что в зале устанавливается еще большая тишина. Он ведет слушателя за собой, позволяя не просто наслаждаться звучащей музыкой в целом, но и проследить смену настроения от одной части сонаты к другой. Так же трепетно он относится к паузам: он намеренно выделял каждую из них, будто бы предлагая нам задержаться, осмыслить только что услышанную фразу. В одном из интервью Шифф сказал: “Начало и конец всей музыки – это тишина”. И это точно характеризует манеру его игры: все направлено на то, чтобы показать, откуда звук пришел и куда уходит.

Публика принимала Шиффа очень тепло и, видимо, это помогло “сломать” его внешнюю невозмутимость. После оваций пианист сыграл три раза на бис, дав волю той экспрессивности и громкости, которых мне, признаюсь, немного не хватало в сонатах. Первый бис – Прелюдия и фуга до мажор из Хорошо темперированного клавира И. С. Баха. Здесь Шифф в полной мере продемонстрировал кристально чистое голосоведение. Вторым “бисом” шел Экспромт ми-бемоль мажор op.90 №2 Шуберта, а третьим – потрясающе техничная и красивая багатель №4 опус 126 (си минор) Бетховена. И хотя пианист несколько раз выходил на поклоны, все понимали, что требовать еще одного “биса” после такой программы было бы неуважением. Я вышла из зала с ощущением невероятной эмоциональной наполненности и благодарности обстоятельствам за то, что, как и многие другие в тот вечер, открыла для себя еще одного выдающегося пианиста.

Софья Тихомирова, специально для MUSECUBE
Фото предоставлены фондом “Музыкальный Олимп”. Автор фото – Юлия Пчелинцева.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.