333“Наша музыка должна быть мрачной и суровой. Это нам нравится. В этом смысле мы не шутим… То, что мы делаем, это серьезно, но безо всякой ожесточенности. В том, что мы делаем, есть достоинство. Сегодня очень мало существует музыки, в которой бы чувствовалось внутреннее достоинство.” – Кристоф Клезер (Bohren & Der Club Of Gore).

Спустя два года в Россию вернулись Bohren & Der Club Of Gore – коллектив, исполняющий, пожалуй, самую медленную музыку в мире. Группа была сформирована в 1992 году в Мюльхайме-на-Руре (Германия). Предвкушая то ли миллениум, то ли апокалипсис, четверо парней взялись за запись саундтрека к финальному сюжету последних дней планеты Земля. Основу их музыки составил джаз, дум-метал и дарк-эмбиент.

Дебютный альбом “Gore Motel”, вышедший в 1994 году, группа записала за один день – у музыкантов попросту не было денег на оплату студии, поэтому материал звучит скорее как демо. Год спустя Bohren & Der Club Of Gore записали второй диск – “Midnight Radio”, потратив на запись уже два дня. Альбом включал в себя два диска по 70 минут каждый, средняя длина композиций составляла 12 минут, а ритм всего 30 ударов в минуту. Несмотря на кажущийся минимализм, эта музыка обладает огромной гипнотической силой.

Стиль группы видоизменился в 1997 году, когда к коллективу примкнул кельнский саксофонист Кристоф Клезер. С его приходом звучание сместилось в сторону джаза, а вышедший вскоре альбом “Sunset Mission” стал образцом жанра, получившего название дарк-джаз или дум-джаз. Всего за годы музыкальной карьеры Bohren & Der Club Of Gore выпустили восемь полноформатных альбомов, крайний из которых – “Piano Nights” увидел свет два года назад.

11115 апреля в петербургском клубе “Зал Ожидания” состоялось очередное выступление виртуозов похоронного джаза. Отсутствие формального повода в виде презентации нового релиза музыкантов ничуть не смутило – они заявили, что будут играть программу “The Best Of”. Выбор лучших произведений остался целиком на совести музыкантов, так как понятие хит в принципе не применимо к творчеству немцев.

В ожидании выхода музыкантов на сцену публику “развлекали” французским шансоном, который создавал и фон, и настроение. Перед началом концерта организаторы еще раз напомнили о запрете любой фото/видеосъемки, а также попросили перевести все мобильные устройства в беззвучный режим. Учитывая тот факт, что перфомансы Bohren & Der Club Of Gore проводятся практически в полной темноте, заснять какой-либо качественный материал все равно было невозможно, а вот вспышки и свет от экранов мобильников могли запросто разрушить необходимую атмосферу, так что просьба была вполне логична. Подобные концерты нужно фиксировать в первую очередь в своей памяти.

В этот раз музыканты приехали в составе трио – не хватало барабанщика группы. Его обязанности были распределены среди остальных участников: клавишник взял на себя основные функции драммера, рядом с басистом стояла часть тарелок, а к саксофонисту перешел большой барабан. Кое-что музыканты вообще автоматизировали, например, малый барабан с щетками был оснащен автоматическим приводом и включался в нужных моментах по требованию. Несмотря на эти перемены, можно отметить, что “отряд не заметил потери бойца” – возросшая нагрузка не помешала музыкантам все так же виртуозно исполнять свой похоронный джаз.

222Атмосфера концерта напоминала фильм в жанре нуар, где каждый присутствующий в зале человек ощущал себя соучастником мистического действа. Зал был погружен в полную темноту, а музыканты на сцене подсвечивались лишь несколькими лампами с тусклым светом, из-за чего были различимы лишь их силуэты. Тягучий дум-джаз, словно разогретая патока, лился из колонок, затекал в уши и проникал прямиком в сознание. От этой музыки невозможно было спрятаться или укрыться, будто от неминуемой участи, уготованной главному герою триллера.

К счастью, обошлось без жертв – ни один из участников эксперимента в итоге не пострадал, отделавшись лишь эмоциональным потрясением. Оцепенение после музыкального гипноза снял лишь яркий поток света, вспыхнувший в финале – это всего лишь включили освещение клуба, возвестив об окончании сеанса. С непривычки свет резал глаза, настолько темным был перфоманс, а сознание тем временем судорожно пыталось понять, что же тут происходило еще пять минут назад. Религиозная месса? Похоронная процессия? Шаманский обряд? Истина где-то рядом.

Игорь Фоломеев, специально для MUSECUBE
Фотографии с московского концерта предоставлены организаторами.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.