Полнолуние, минус десять, безоблачное небо со сверкающими звездами. А ДОМа – вечер читателей снов, любителей потустороннего, или, выражаясь музыкальной терминологией, концерт темного эмбиента – представлен двумя исполнителями – наши Shub-Niggurath и французский проект Flint Glass. Рекомендуется как средство для того, чтобы «соприкоснуться с тайной, древнее которой нет, и услышать отголоски зова Ктулху». (любовь к творчеству Лавкрафта действительно была написана на лице большинства зрителей).

glassСобственно, на контрасте от этих двух «происшествий» и составлено впечатление от концерта. Хоть, как и заявлено в анонсе, исполнители отличаются по стилю (дарк дроун эмбиент и дарк эмбиент/экпериментал), цель у них одна – превратить в звук то, что находится у человека за гранью психики, в подсознании, за «темной стороной», и оба проекта, кроме прочего, «изучают сакральную географию хребтов безумия и стараются проникнуть глубоко в жизнь очень старого народа»(*). Ирреальное каждый изучает по-своему. И оно ему за это отвечает.

Разогрев. Два человека на сцене воспроизводят с помощью технических устройств звук, который ценители данного музыкального направления привычно ассоциируют с гудением холодильника, а само направление называют словом дроун. Зрители расслабились, приготовившись наслаждаться, но пришел третий человек и все испортил. На голове у него была панамка, и он зачем-то начал в микрофон как-то хрипло выть. Если звук этого голоса услышать по ту сторону собственного сна, ничего хорошего потом с вами не приключится. Лидер группы встал, как будто за кафедрой, и начал зловеще говорить (а точнее, читать с листа). Тоном рехнувшегося проповедника он зачитывал текст, в котором была мешанина из идей Достоевского, Ницше, как-то очень уж превратно и мерзко истолкованных, протянутых через возгласы о «жажде ножа» и разбавленных заявлением о том, что «слишком рано умер этот, кого звали Иисус». Право, непонятно, где тот источник ответственности, которую на себя взял сей индивид, решив делать подобные заявления. Наверное, на той стороне сна. Все это было произносимо с целью вытащить наружу наше «кровавое подсознательное». В общем, это – безвкусная, навязчивая, ходульная достоевщина, или, скорее, больше бодлеровщина, или, ниже и гаже, это леонид-андреевщина, клоунада, низкий и подлый декаданс, неуместный пафос восклицаний которого про то, что нужно умереть вовремя, потому что «так говорил Заратустра», заставляет ощущать себя участником какого-то глупого сектантского мероприятия, устроенного старшеклассниками. Заратустра такого не говорил.

shubДа, господа, нам есть чем похвастаться перед французскими коллегами. Это – Shub-Nigguranth, группа одноименная коллективу, игравшему в стиле zeuhl во Франции 80-х(**). «Призыв постичь нечто бесформенное, непривычное, сомнабулическое, одним словом, ту Вселенную, что таится внутри каждого человека». Что ж, если такое у кого-то и таится, то лучше его не познавать.

Поэтому, испытав столько эмоций в первом отделении, о, собственно, главной части, ради которой все организовывалось, пожалуй, не стоит распространяться особенно много, потому что она была такой, какой и должна, без пошлости и лишнего пафоса. Человек по имени Гвен Треморен спокойно вышел на сцену выполнять свою работу, выполнил ее качественно и на должном уровне, два раза выходил на бис, а потом ушел. Разумеется, звуки его в первые несколько минут просто бальзамом проливались на душу – они были такие фактурные, глубокие, они заполняли собой все окружающие пространство, были саундтреком человека, идущего по городу, в котором вечное темное время суток и черные, манящие и пугающие новостройки. Такое пространство также можно назвать городом из закоулков нашей темной души, ну, а жизнь в данном случае – это всего лишь вечное путешествие, которое нигде не начинается и нигде не кончается(***). И, когда бродячий эмбиент изнутри прорастает ритмическим рисунком, меняющимся в процессе «хотьбы», ничего не остается делать, как встать и пойти танцевать. Дабы слиться окончательно с той реальностью и стать частью того звукового мира. Однако таких энтузиастов из всеобщей аудитории было человека три. Дамы в корсетах предпочитали пить пиво, сидя на стульях. Ибо каждый осмысляет ирреальность по-своему.

(*) Все цитаты из анонса с сайта dom.com.ru

(**) Хоть источник у этого названия и один, и он берется из творчества Лавкрафта, такое «преемничество»  – еще один штрих к общей невежественной картине.

(***) Заметим, что стандартный архитипический мотив вечного возвращения здесь теряется в темных закоулках умерщвленного индустриализмом сознания, которое забыло, что вообще надо куда-то возвращаться.

Мария Черкасова, специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.