7 октября в Санкт-Петербургской Филармонии Джазовой Музыки прошел концерт-дансинг замечательного питерского коллектива BIG BLUES REVIVAL. Название группы говорит само за себя (в переводе с английского «revival» означает «возрождение») — уже 13 лет эти обаятельные парни исповедуют незатейливую, но от этого не менее глубокую философию блюза, перепевая, аранжируя и импровизируя с уже навечно прекрасными произведениями Вилли Диксона (Willie Dixon), Сонни Бой Уильямсона II (Sonny Boy Williamson II), Рея Чарльза (Ray Charles), Джона Ли Хукера (John Lee Hooker) и др.

Их творческий коллектив зародился в самом конце 90-хх — в странное время больших неопределенностей и противоречий, когда с одинаковым успехом можно было как предаваться унынию, так и действовать. Все произошло почти спонтанно: однажды солисту будущих B.B.R. Виталию Андрееву позвонил приятель с простым предложением — быстро собрать музыкальныю группу, которая могла бы играть в акустическом варианте тихонечко и громко в электрическом. Так и началось, со временем менялось, кто-то приходил, уходил, но блюз был всегда.

Сегодня на сцене их пятеро: Виталий Андреев — вокал, Александр Суворов — гитара, губная гармошка, Владимир Савенок — клавиши, Владимир Коновалов — бас и конечно же, барабанщик. Чувствуется, что они разные, но, безусловно, близкие друг другу и абсолютно свои. Худощавый Виталий Андреев в широких брюках, слегка мешковатом синем пиджаке и ярком, провоцирующем галстуке с рисунком американского флага, прячущий глаза под большими цветными стеклами очков и полами шляпы и с иголочки одетый Александр Суворов: серый костюм, блестящие от геля волосы, черные очки, гитара, одним словом, красавчик — они кажутся братьями, каждый из которых идет своим путем, но неизменно остается верен семье. И главное, их любят девчонки! А что еще надо? Может только работенку полегче, да деньжат побольше. Но чувства все-таки важнее, ведь во все времена, находятся те, кто в общей суете просто «хотят немного любви». Об этом и было одно из произведений искусства (именно так называл все композиции Андреев), блестяще исполненное группой и, судя по ритму и энергетике, жажда любви в людских сердцах велика и неутолима.

Экспрессивные мелодии сменяются медленными. Низкий, хрипловатый голос солиста увлекает. И вот под звуки прекрасного блюза Вилли Диксона мы переносимся в Америку конца 40-х, оклемавшуюся от послевоенной депрессии, утопающую в сигаретном дыму и отчаянно стремящуюся реализовать одну из своих самых популярных идей, которая теперь, с легкой руки Бобби Макферрина, называется не иначе, как «don’t worry, be happy».

«Что-то меня трясет от тебя, деточка» — медленно и даже слегка равнодушно поет Андреев. Дурманящий, тягучий, естественный как и жизнь, блюз. Нет никакой трагедии, просто «baby, please, go home» и тогда все будет хорошо, можно будет веселиться, а это, черт побери, мы умеем делать не хуже, чем тосковать! И в доказательство в исполнении Владимира Савенока звучит композиция Рея Чарльза — зажигательная, игривая, бешенная «Mess around».

С последнего ряда видны только широкая спина и гладкий затылок клавишника, но как это все двигается и вздрагивает в такт сумасшедшему ритму — не возможно усидеть на месте. На специально отведенной небольшой площадке начинаются танцы. Импазантный пожилой мужчина в белом пиджаке и черной гангстерской шляпе с азартом отплясывает с тонкой и звонкой партнершей. И хотя их движения уже не такие отточенные, но одного взгляда достаточно, чтобы понять — перед тобой короли дискотек 60-х. Нам, молодежи, остается только кидать деланно утомленные взгляды, мол: «Эй, мистер, не подвинитесь ли вы со своей очаровательной рыжеволосой малышкой чуть в сторонку, а то сцену плохо видно» и тайно завидовать, потому что в большинстве своем мы и танцевать-то так не умеем.

Удивительно, что в то время, когда их поколению было многое запрещено, они находили возможность слушать и узнавать прекрасную музыку, а в наше время, когда все разрешено, мы окончательно запутались в стилях и ритмах и часто проходим мимо чего-то по-настоящему стоящего.

Ведь если немного задуматься, несмотря на свое заморское происхождение, блюзовая форма очень близка русской ментальности. Это музыка личная, музыка обычных людей, в центре которой оказывается жизнь, с ее проблемами, встречами, расстованиями. Музыка, которая звучит в конце напряженного трудового дня, потому что хочется скоротать вечерок в приятной компании и поделиться наболевшим. Она образная и выразительная, с оттенками то грусти, то радости, протяжная и просторная, как русские поля.

Своим творчеством BIG BLUES REVIVAL доказывают, что блюз не имеет границ: ни территориальных, ни национальных. Кстати, у группы есть несколько русскоязычных блюзовых альбомов, и что интересно, название коллектива на обоих дисках написано русскими буквами БИГ БЛЮЗ РИВАЙВЛ.

И тут можно сколько угодно рассуждать на тему, возможно ли исполнение блюза на русском языке или нет, имеют ли значение речевые особенности и принадлежит ли эта музыкальная культура исключительно темнокожим ребяткам, предки которых были выходцам из африканских земель, в свое время пустившими корни в глубь американских плантаций, но лучше давайте, отбросив рационализм, собираться с друзьями и с душой чистого лирика просто слушать блюз, главным образом для того, чтобы понимать и чувствовать, потому что есть в этом и родное, и близкое, и шемящее, и увлекающее и еще что-то, что делает нас счастливее.

Ксения Колосова, специально для MUSECUBE

Фотоотчет Надежды Березиной смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.