Bif0IWCoxuIВ Театре Эстрады имени Аркадия Райкина недавно состоялась премьера спектакля «Клоп» по мотивам пьесы Владимира Маяковского. MUSECUBE поговорил с актерами, занятыми в постановке: Анастасией Кипиной и Кареном Галстяном.

Как вас пригласили в спектакль?

Настя: Наш художественный руководитель Юрий Гальцев пригласил режиссера, Илью Мощицкого, сказав: «Ставить с моими актерами!». Илья приходил на наши спектакли, присматриваясь к нам. А потом мы с ним познакомились.

Карен
: Поначалу я был настроен скептически и не был уверен, что что-то получится. Что может получиться из «Клопа» Маяковского? Неужели он сейчас актуален? Но Илья Мощицкий – крутой режиссер, он умеет «зажечь» труппу, убедить, заинтересовать в материале. Мы устраивали тренинги, искали подход к пьесе. Скорее всего, в начале нашей работы Илья тоже еще не особо понимал, как это должно выглядеть. Он спрашивал нас, как мы представляем себе эту пьесу, как мы себя в ней видим.

Вы прочитали пьесу…

Настя: Прочитали и ничего не поняли. Еще раз прочитали и опять ничего не поняли. Все думали: «Как это показать? Что это будет?»

Карен: Илья сделал все так, как будто это мы все придумали. У него был музыкальный материал, хороший композитор – Дмитрий Саратский, он один из создателей спектакля.

Настя: Дима был с нами весь репетиционный процесс. Илья снимал на айфон репетиции и отправлял видео Диме.

Карен: Еще одним создателем спектакля можно назвать нашего балетмейстера – Александра Сафронова, он был на всех репетициях. У Ильи была своя команда: композитор, хореограф, гримеры, костюмеры. Все сошлось в совокупности. Возможно, на этапе создания у них случались разногласия, но все очень гармонично сложилось в один пазл под названием «Клоп»!

До этого спектакли в основном придумывали мы сами. А тут: музыку нам придумали, хореографию поставили, режиссер знает, чего он хочет, он видит общую картину и ведет нас туда. Для нас это было несколько проще, но только не с психологической точки зрения. Но в тоже время, все выглядело так, как будто спектакль полностью делали мы. Илья говорил нам: а ну-ка попробуйте так, а вот так… Он нас убеждал, что то, что мы делаем – это наше видение, и он с ним согласен и как будто идет от нас. На самом деле, мне кажется, что он шел по своему пути.

34rFQpbguJkНастя: Изначально этот спектакль был длиннее, и когда мы показали его Юрию Гальцеву, он сказал – «зритель уснет». Это было действительно возможно, особенно во втором акте.

Второй акт у нас вообще начинался по-другому, и то, что увидел зритель – это короткая версия, хотя спектакль на самом деле не длинный: первый и второй акт длятся по 50 минут. Но вторая часть более монотонна, поэтому воспринимается тяжелее. По сути, это два спектакля в одном.

Первые 15 минут второго акта – до того, как появляется Присыпкин – погружают зрителя в ту самую атмосферу. До этого было что-то непонятное, какой-то абсурд, там все динамично, ярко, громко, звучит музыка, которая очень качает. И зритель думает: если первый акт такой, то во втором они, наверное, так бомбанут! А там все переворачивается с ног на голову, и все происходит в другом ключе.

Карен: Причем многим нравится именно второе отделение. Но не все выдерживают – этот спектакль оказался провокационным. В спектаклях Театра Эстрады все постоянно хорошо, аншлаги, положительные отзывы. А после просмотра этой постановки зритель разделился. Одним спектакль – нравится, а другим – нет. Они спорят между собой, и это классно.

А вы думали, что так будет?

Настя: Да, это было понятно с самого начала. Во-первых, это не формат нашего театра, и зритель сюда идет немного за другим. Он пришел, чтобы расслабиться, посмеяться, погрустить немного. Ему все понятно и просто. А в этом спектакле надо думать: почему так получилось, что значит первый акт, почему второй акт именно такой…. На эту постановку, наверное, надо сходить не один раз, чтобы понять ее.

Карен: В отличие от других спектаклей, перед этим зрителю лучше прочитать особую программку, где есть информация о спектакле, его создателях.

Настя: Я вообще уверена, что среди тех, кто приходит в театр, много тех, кто не читал «Клопа». А в программке есть и краткий синопсис, и аннотация к спектаклю: что будет, чего ожидать.

7A4Cri-ydPQУдалось «поймать» аудиторию «Клопа»?

Карен: Мы ее «поймали», но пока еще не поняли, кто это. Этот спектакль больше будет интересен молодежи, но пока мы еще не определили возрастной контингент. Но мы только его выпустили, спектакль должен встать и «разыграться». Мы будем рады видеть все возраста. Нам интересно, как воспримут постановку наши родители, наши друзья.

Настя: Мои друзья оставляют очень хорошие отзывы, но не потому, что это мои друзья – они очень конкретно говорят, что понравилось и что – нет.

Карен: У меня на «Клоп» ходили знакомые, семейная пара. Жена читала в детстве Маяковского и ей понравилось, как мы поставили классику. А мужу совершенно не понравилось, они даже поссорились по этому поводу.

Настя: «Клоп» – это такая постановка, которая либо нравится, либо не нравится.

Карен: Мы в «Клопе» отрываемся и сходим с ума! Грим течет после первого действия! Быстрей в душ, и на второе отделение все уже выходят такие умиротворенные, спокойные…

Настя: Второй акт – он очень сложный, требующий особого внимания, особой концентрации. Ты должен погрузиться в эту монотонность и безликость.

Карен: Это очень хороший опыт.

Настя: Мы надеемся, что Илья с нами еще что-нибудь поставит, потому что с ним очень интересно работать. Думаю, у него есть какие-то идеи, но он нам пока не говорит!

oEh5cmrZR-cAlter Зоя Берёзкина – этой героини нет в оригинале. Когда она «родилась»?

Настя: Она появилась в процессе репетиций. Мы играли в два состава, вместе с Аленой. Появился музыкальный материал, появились песни. В какой-то момент появилась идея создать образ чего-то идеального, противоположность бедной и несчастной Зое Березкиной. Появилась идея создать идеал для Присыпкина, к которому он будет стремиться, она для него – что-то недосягаемое. Она красивая, не «выносит мозг», в общем – идеальная женщина, которой у него никогда не будет. Мы решили противопоставить ее двум женским персонажам.

Как придумывались костюмы в спектакле?

Карен: Ольга Михайлова, художник по костюмам, наблюдала за нами в процессе репетиций и создала костюмы, учитывая пожелания Ильи. У нас было общее собрание по гриму, мы уделили ему целый день. Нас всех собрали, каждого гримировали, учили, как гримироваться самому, поскольку грим тяжелый. Впрочем, как и костюмы.

Настя: Наша актриса – Анастасия Лазо – весь первый акт скачет в шерстяном костюме.

Карен
: А у Насти Ткаченко огромные шпильки. И в какой-то момент танца она просто их снимает, держит в руках и танцует!

Настя: Все проходило через Илью, он утверждал костюмы. Но мне мой костюм не понравился, а до премьеры тогда оставалось два дня! И я, и Ольга, художник, были в растерянности – в чем же выходить? В итоге было принято решение: давайте посмотрим, как это будет смотреться на сцене. И тогда все поняли, что образ получился – вышла такая мадам как из фильма «Кто украл кролика Роджера».

Как в спектакле появились песни?

Карен: Мы вообще ничего не знали по поводу музыкального материала. И даже кто его будет исполнять!

Настя
: И тут на роль продавца сельдей назначили Карена…

Карен: Да, была придумана история о том, что это бывшая аристократия. Оперный певец, который после революции стал продавать селедки… Так и пошло!

Настя: У Карена не столько песня, сколько текст, наложенный на музыку. Первоначально нам принесли записанные в студии демо-версии, и мы должны были решить, кому что петь. Вышло стопроцентное попадание с Алексеем Янко, он у нас поет французскую песню, но все демо-записи приносились на английском языке. Мы не очень понимали, почему так, но Илья говорил, что в процессе репетиций будут другие языки. Внезапно выяснилось, что только Леша знает французский язык, и он спел эту песню по-французски.

Вы ведь поете и в других спектаклях?

Карен: Мы и в жизни поем! Все зависит от образов. В «Шоу для настоящих леди» – имитация вокала, мой герой – это телохранитель, которого жизнь обидела мозгами, красотой и всем остальным. В этой постановке я действительно только симулирую вокал, а во всех остальных спектаклях я пою. Например, в спектакле «Когда мы были молодыми…» мы с Настей поем в дуэте финальную песню. Это спектакль о военных песнях, о Ленинграде. Мы очень хорошо друг другу подходим вокально и тембрально, и у нас получается отличный дуэт!

Настя: У меня нет ни одного спектакля, где бы я не пела. В «Велодраме» – тоже очень необычном спектакле – я пою джазовую «АtLast». Еще у нас есть «Шоу для настоящих леди» по мотивам фильма «В джазе только девушки», там я играю персонажа Куколка, в киноверсии это Душечка. Там я тоже пою.

Карен: Они очень похожи с Мерилин Монро!

Настя: В спектакле «Шуры-муры» по рассказам Шукшина в одном из отрывков я выхожу в образе злой тещи Пиночета, которая готова убить одним взглядом и посадила не одного мужика в деревне! Роль мне не свойственна, но всегда интересно попробовать то, что никогда не играл и что противоположно тебе.

cM0951cxNMkКак вы пришли в Театр Эстрады?

Настя: Нам очень повезло – в 2010 году вместе с ребятами мы поступили на курс Юрия Николаевича Гальцева. Он только возглавил Театр Эстрады, труппы здесь не было, поэтому после выпуска в 2014 году мы все оказались здесь. Это наш дом.

Карен: Мы – счастливчики. Мы прошли гигантский отбор, ведь тогда на поступление к Юрию Николаевичу был самый большой конкурс в России – 70 человек на место. Сейчас нас 18 человек, мы все – одна семья, мы друг друга хорошо знаем, вместе учились и работаем. Мы – друзья, и это очень важно. Мы понимаем, кто и что может сделать.

Настя
: Но мы и творческие люди – все с амбициями, и порой у нас происходит конфликт интересов.

А где вы научились петь?

Настя: Я занимаюсь вокалом с шести лет, у меня были педагоги, но музыкального образования у меня нет. Я сейчас работаю над этим, стала заниматься сольфеджио.

Карен: Я считаю, что человеку либо дан голос, либо не дан голос. Я пел всегда. Когда у тебя есть слух, ты уже сам себя подстраиваешь. Сейчас я тоже занимаюсь вокалом, мы понимаем, что это наша профессия, и к этому надо относиться серьезно.

Настя: Мы же синтетические артисты! Мы должны и петь, и играть, и танцевать, и жонглировать, и фокусы показывать. И все нужно постоянно развивать, иначе все это забудется.

Карен: Это как в спорте – нужно всегда поддерживать себя в форме.
Чем вы занимаетесь помимо театра?

Карен: Я играю в антрепризах, пока это не очень крупные проекты. Снимаемся в кино, сериалах. Выступаем как актеры оригинального жанра со своими номерами и гастролируем в команде Юрия Николаевича Гальцева. Всего за два года мы объездили десятки городов России и ближнего зарубежья. У нас есть эстрадные спектакли, такие как «Кабаре Медведь», который посвящен истории Театра Эстрады, ведь в этом здании раньше было кабаре. Спектакль состоит из эстрадных номеров, у меня есть дуэт – я выступаю с Димой Ениным, мы ездим с эстрадными комедийными номерами. Нашему тандему уже семь лет, мы даже рискнули и сделали свою маленькую программу, которую назвали «Мужик-шоу». В ней, кроме меня, задействованы Дмитрий Енин, Алексей Шильников и Настя Кипина.

Настя: Как называет меня Леша Шильников, я «маковка» в этой программе! Она состоит из номеров, песен и общения со зрителями.

Карен: Юрий Николаевич, когда он принимает участие в различных телепередачах, старается нас тоже задействовать, потому что в наше время очень важно «мелькать» на экране. Мы участвовали в съемках «Аншлага», «Измайловского парка».

Настя: В общем, Юрий Николаевич очень старается вытягивать нас на телевидение, чтобы наши лица узнавали, и уже, кстати, узнают! Кирилл Петров отдыхал в Греции, к нему подходит женщина: «Вы – Кирилл Петров, я видела вас по телевизору!» Он показывал номер с Аленой Кухоткиной и Юрием Николаевичем.

gs0ciovwIFsУверена, что и у вас это не за горами.

Настя: Конечно, тем более, скоро у меня планируются съемки в сериале.

Вы так переживаете за всех ребят!

Настя: Конечно, мы радуемся их успехам. Недавно Оля Павлюкова снималась у Владимира Бортко. Скоро выйдет фильм «Диггеры», где наша Алена Савастова, которая в «Клопе» играет Зою Березкину, исполняет главную роль.

Карен: У нас есть ребята, которыми мы можем гордиться: у кого-то есть успехи в кинематографе, кто-то участвует в концертных программах. И у каждого – своя стезя. У нас есть очень хорошие ведущие: Дмитрий Енин, Александр Шпунгин, Алексей Шильников, Кирилл Петров. Мы с Настей – вокалисты. Наш театр – это команда, которая может предоставить зрителю то, что он хочет. Илья Архипов, Алена Кухоткина, Алена Савостова, Алексей Янко отлично танцуют.

Настя: Мы – универсальные артисты.

А как вы отдыхаете?

Карен: Мы иногда можем снять коттедж и 2-3 дня отдохнуть. А вообще мы отдыхаем на гастролях!

Настя
: Гастроли – это нереальный отдых! Это смена обстановки, и мы их всегда ждем. Да, ты работаешь, тебе за это платят деньги, но ты при этом еще и путешествуешь.

Карен: Юрий Николаевич всегда заботиться о том, чтобы на гастролях мы не только выступали, но и посмотрели город, нам устраивают экскурсию по местным достопримечательностям, мы можем сходить в баньку, на каток. Поэтому гастроли – это отдых!

Настя: И конечно между спектаклями, когда есть 2-3 дня, все отдыхают. Сейчас у нас был недельный перерыв, мы читали дома книги, искали материал для нового спектакля Юрия Гальцева. Постановка будет называться «Прототипы». В основе – современная русская проза.

Карен: Актерское мастерство – это немного болезнь. Если ты в этом варишься и у тебя свободное время, то ты возьмешь книгу, начнешь учить отрывок или готовиться к новой роли. Ты начинаешь звонить друзьям-коллегам и говорить: «Слушай, тут есть такой отрывок, ты нужен на роль, сейчас я тебе вышлю, давай что-нибудь придумаем». Сегодня мы собрались в театре для того, чтобы порепетировать отрывки спектакля, который будет через полгода или через год.

SMfN9sWkgiwА как зритель воспринимает ваши спектакли?

Настя: Зритель настолько разный! Мы пытались понять, какой к нам ходит контингент, но это очень разный возраст. Начиная от детей и до людей преклонных лет. Им всем интересно!

Карен: А это сложно, удовлетворить потребности каждого зрителя.

Настя: Наши спектакли рассчитаны на любой возраст. Даже «Клоп» – очень современный и специфический спектакль, но в зале много пожилых людей, хотя большинство – молодежь. На «Шоу для настоящих леди» переаншлаги, туда идут все! Такой же «локомотивный» спектакль – это «Шуры-муры».

Карен: Те, кто постарше, хотят посмотреть «Когда мы были молодыми…», есть в нашем репертуаре и общесемейные спектакли, и любовные истории. Мы стараемся, чтобы в нашем театре было интересно всем.

Беседовала Валентина Казакова, специально для MUSECUBE
В интервью использованы фотографии Елены Махиной из спектакля “Клоп”, предоставленные пресс-службой Театра Эстрады

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.