Артисты нового мюзикла Глеба Матвейчука «Микромир» ответили на вопросы журналистов


Перед премьерой мюзикла Глеба Матвейчука «Микромир» создатели проекта ответили на вопросы журналистов. В пресс-конференции принимали участие помощник режиссера и исполнительница одной из ролей мюзикла Агата Вавилова, хореограф Виктория Гончарова, музыкальный руководитель Михаил Елисеев и артисты проекта: Вероника Устимова, Михаил Сидоренко и Эмиль Салес.

– Расскажите, пожалуйста, что же такое «Микромир»?
Агата Вавилова: Это новый мюзикл «ФЦ «Москва», написанный композитором и продюсером Глебом Матвейчуком, за что ему огромное спасибо, музыка получилась потрясающая, в чем Вы сегодня сможете убедиться. Микромир – это фантазийная среда, в которую попадают наши главные герои, это некое пространство, где могли бы существовать известные нам с вами бактерии, но так как мы не хотим физиологических ассоциаций, мы постарались уйти от прямых отсылок и представили, что там живет свое сообщество, где есть своя иерархия, свои законы, и с этими законами нашим главным героям придется подружиться и ужиться.

– А что вдохновило Вас на создание Микромира?
Агата Вавилова: Ответ довольно очевиден, мы все понимаем, что пару лет назад нам пришлось поставить нашу жизнь на паузу благодаря определенным событиям, эта тема злободневная, художник хотел попасть в эту злободневность и поговорить об этом, может быть, даже чуть сгладить эту историю, чтобы это не было настолько болезненно и страшно. Когда мы играем в некий мультик, кажется, что все возможно пережить.

– Агата, скажите, пожалуйста, какую роль Вы играете в мюзикле? Это положительный или отрицательный персонаж?
Агата Василова: Да, это отрицательный персонаж! Я заслуженный отрицательный персонаж мюзиклов Матвейчука! Я играю экстравагантную даму, Черную вдову, мы не стали конкретизировать кто она в биологической лаборатории, но где-то для себя мы определили, что она уже неопасная для человека, может быть, чума. Когда-то она начудила, сейчас, скажем так, она борется за свое положение в обществе.

– А почему Вы так часто играете отрицательные роли?
Агата Вавилова: Должен же быть выход этим качествам! В жизни приходится быть приветливой, налаживать контакты с людьми, поэтому хотя бы в детских спектаклях нужно выплескивать эту энергию.

– Расскажите, пожалуйста, про музыкальное сопровождение. Здесь есть целый оркестр, но он не используется. И в проекте нет актеров театра самого ФЦ, в том числе ансамбля. То есть, здесь просто площадка, а команда у Глеба Матвейчука своя?
Михаил Елисеев: Здесь оркестр народных инструментов. Глеб видит в своей музыке совмещение академического оркестра с современной окорОковой историей, все инструменты в фонограммах и минусовках записываются вживую, после чего все сводится на студии. У нас нет возможности разместить на сцене оркестр без ущерба по декорациям и свету, мы вынуждены использовать фонограммы.

Агата Вавилова: Здесь приходится делать выбор, чем жертвовать, так как есть особенности сцены: либо красочностью и ансамблем, чтобы просто технически посадить оркестр, либо музыкальным сопровождением, у нас нет, к сожалению, оркестровой ямы. И если мы однажды разродимся фольклорным опусом, то тогда уже мы используем этот ресурс. Артисты, которые работают в «ФЦ «Москва», уже больше года являются артистами штата. И здесь под одной крышей сочетаются несколько направлений и несколько трупп, как, например, в Театре Оперетты в Москве или Театре музыкальной комедии в Санкт-Петербурге.

Виктория Гончарова: Я хореограф не только мюзиклов Глеба Матвейчука, которые выпускаются здесь, но также я балетмейстер «ФЦ «Москва». Во всех проектах у нас работает хореографический ансамбль.

Агата Вавилова: Надо сказать, что народная школа, которая есть у ребят, это тот базис, которого у многих эстрадных танцовщиков не хватает, на основе которого они филигранно исполняют практически любую хореографию.

Виктория Гончарова: Да, главное, чего нам удалось достичь, – сделать коллектив универсальным. Они шикарны в своих народных программах. И в современных направлениях они могут работать. Причем, мы используем разные жанры, мы взяли и бродвейский джаз, мы взяли и современную хореографию, и уличное направление, и у нас получился дэнс-микс, в котором ребята очень органично существуют.

– Большая ли ваша мюзикловая труппа, кто еще задействован в спектаклях, привлекаете ли вы каких-то еще исполнителей?
Агата Вавилова: Мюзикл у нас – жанр достаточно молодой. И сообщество мюзикловых артистов достаточно узкое. Часто спрашивают: «почему одни и те же?». К сожалению, правда не так много артистов, которые во всех направлениях, которые должен сочетать в себе артист мюзикла, а это синтетический артист, во всех направлениях действительно успешны: и в драме, и актерски, и, конечно, вокально, и хореографически. Увы, пока это очень небольшое количество людей. Границы Петербург-Москва давно стерты. Наша история мало чем отличается: у нас есть основной каст штатных артистов, которые всегда дополняются приглашенными. Здесь собрался сильный каст, широко известных в мюзикловой аудитории людей. И есть важный фактор: сейчас очень мало куда удается попасть молодым артистам, как правило, после выпуска молодые артисты попадают в ансамбль. И надо отдать должное Глебу: начиная с выпуска мюзикла «Опасные связи», он набрал несколько новых для мюзикловой сцены имен, например, у нас работает замечательный Женя Кириллов, который заканчивает МАИ, у него нет актерского образования. Но это никак не говорит нам о том, что он не талантлив, он с каждым днем развивается и вполне вероятно, что в другом месте его могли бы не принять ввиду отсутствия «корочки». И наша Вероника Устимова сейчас учится на первом курсе Щукинского училища, но уже широко и многим известна по многим ролям в фильмах, с нами она так же с мюзикла «Опасные связи» и задействована во многих проектах. И мы задействуем те ресурсы, которые у нас есть, кто с нами из проекта в проект, привлекая еще дополнительные кадры.

– А на каждый спектакль Вы проходите кастинг или есть распределение ролей?
Агата Вавилова: По-разному бывает. В случае с «Микромиром» все были приглашены сразу. И времени не было проводить масштабный кастинг. И мы понимаем, если постановщик не понимает, кого пригласить на роль, то делается открытый кастинг, а если он точно знает, кто ему нужен, на это можно не тратить время.

– Вопрос к Эмилю Салесу, расскажите о своем герое здесь, какой он?
Эмиль Салес: когда я пришел в мюзиклы Глеба Матвейчука, я был искренне уверен, что я лирический герой и рьяно пробовался на роль Садко. И благодаря спектаклям Глеба и нашей совместной работе я себя открыл в острохарактерной истории, таких безумных персонажей. И конферансье не стал исключением. Те, кто видел Шляпника, Морского конька, Черномора, подумают, что в голове Конферансье все эти персонажи подружились. Идея была в том, чтобы Конферансье был многогранен и многолик. Он такой, «и нашим, и вашим». Я пытался уйти от этой метафоры, что он как таракан, но потом я подумал: таракан – самое выживающее существо на планете, почему нет. Он и визуально похож, и его приспособления, как выживать, быть на плаву, это талант таких скользких личностей.

-Вероника, а кого играете Вы?
Вероника Устимова: Я играю Киру, ассистентку главного героя. Она самостоятельный ученый, они наравне, но со временем она подумала, что принесет больше пользы, помогая ему сделать великое открытие. Я лирическая героиня, искренняя, нежная, настоящая, она – про любовь и романтику. Кира – человек науки, горящий своим делом, как и главный герой, она очень собранная и педантичная, и мы ищем для нее новые краски.

– Виктория, а чем хореография «Микромира» отличается от других мюзиклов Глеба Матвейчука?
Виктория Гончарова: Весь мюзикл отличается хореографически от тех, которые вы видели. Здесь балет также присутствует, как и ансамбль, который создает атмосферу, но здесь атмосфера чувствуется острее, ближе к телу. Здесь вы увидите несколько противоборствующих сторон и персонажей. И уникальность в том, что у каждого персонажа есть своя пластика. Она существует в каждом мюзикле, но здесь она сильно разграничена. Мы смогли синтезировать и классические направления, бродвейский джаз, уличную хореографию, тик-ток культуру и все зашлифовали рок-историей. И «Микромир» об этом, вы увидите синтез, который органично будет вовлекать вас во все пространство, который будет завораживать, и каждый шаг балета простроен так, чтобы создавал рисунок, движения.

– Всегда мюзиклы Глеба – это синтез феерии и эмоций и глубокого смысла. Какие мудрые истины завуалированы в «Микромире»?
Агата Вавилова: Смотрите по сторонам, потому что часто вы упускаете что-то очень важное в погоне за чем-то, славой, деньгами. Нам всем это знакомо, мы бежим по какому-то коридору, не обращая внимания на то, что рядом. И зачастую бежим не туда и вообще в обратную сторону от нашего счастья. Так что надо чуть-чуть шире.

– Вопрос к Эмилю Салесу. Как стать актером, где Вы учились и почему решили им стать?
Эмиль Салес: Для меня это неразрешаемый вопрос, как им стать. Я не хотел быть актером! Есть фраза: не ты выбираешь танго, а танго выбирает тебя, вот у меня так случилось с театром. Я был троечником, меня не брали никуда, кроме как петь и быть в этой творческой сфере. Потом я переехал к себе на родину, в Калининград, и пошел там в театральный класс. И все завертелось, и я себя не представлял в другом месте, мне было там хорошо. Я не желаю, честно скажу, ни одному ребенку стать актером, не надо им становиться, им не получится стать технически. Это иначе: ты этим занимаешься, а потом тебя кто-то актером назовет. Это то, чем нужно заниматься, если без этого вообще никак! Я благодарен мастерам, которые чуть не с матом гонят артистов из театральных институтов, потому что должен выдержать эту гонку, он должен быть выгнан 3000 раз, опущен ниже плинтуса – и он должен выжить в этой ситуации! Профессия про то, что надо выживать. Мы пришли на кастинг «Садко» – там такой ажиотаж был! А посмотрите, какие кастинги в МДМ! Там никто тебя не ждет, труппа уже есть. Но на «Ничего не бойся» появились новые имена, они дали шанс новым ребятам проявить себя, особенно я рад за Артемия Соколова, моего товарища, он драматический артист, и попал в мюзикл, и он себя совершенствует, и это шанс. Но таких шансов – один на миллион. И да простят меня девушки, часто эти шансы про мальчиков, нас меньше. И часто талантливые девчонки и мальчишки прожигают свою жизнь, надеясь на что-то и часто не готовые к этому. Надо быть готовым к самому худшему, тебе будут говорить, что ты бесполезен, не нужен нам, … И если в этот момент человек подумаете: «окей, погнали дальше», тогда театр – про этого человека.

– Агата, вопрос к Вам, в этой постановке Вы работали вдвойне, как актриса и ассистент режиссера. Как это было?
Агата Вавилова: Это не первый опыт в режиссуре, в свое время у меня был свой проект, по моей пьесе, это тоже был музыкальный проект. Мюзикл – это мой родной жанр, я в нем существую уже более 15 лет. В государственном театре – да, это первый опыт. Когда есть основной режиссер, он делает, как он считает нужным, и во время его отсутствия мы разбирали все драматические сцены, то, что принято делать по школе и чем часто жертвуют в мире музыкального театра. Мы попытались разобраться с причинно-следственными связями и местами, мне кажется, у нас даже получилось. И получилась яркая, добрая история.

– А бывало такое, что после спектакля было сложно вернуться обратно, в реальный мир?
Агата Вавилова: Честно, вот эта история, что мы по 3е суток входим в роль, потом 3е суток выходим – вероятно, кто-то так делает. Но для того мы и получаем образование, чтобы иметь ключи к входу в эту дверь. Да, настройка присутствует, и у каждого она своя. Но если я играю спектакль 10й год, я не вспоминаю, как разговаривает и ходит моя героиня, это уже записано на подкорку. Если роль новая, ты так или иначе влезаешь в эту шкуру. Одно я могу сказать совершенно точно: каждый персонаж реально накладывает на тебя отпечаток, и это закономерно, вопрос привычки, ведь для какой-то роли приходится учиться как-то особенно говорить, горбить плечи и так далее. Так что я очень радуюсь, когда нужно играть красивых женщин!

– Михаил, расскажите, пожалуйста, о Вашем персонаже.
Михаил Сидоренко: У меня абсолютно плоский персонаж! Безо всякой глубины, в нем собрано все, что мне не нравится в окружающих, он максимально отвратительный – и внешне, и внутренне. Я у Глеба обычно всяких подонков играю, типа Велеса, что-то инфернальное заходит – и стены покрываются плесенью.

– А позволяет ли здесь сцена реализовать что-то такое, чего нигде еще не было?
Агата Вавилова: Она не позволяет, но мы делаем! Препятствие всегда рождает интересное художественное решение. Если нужно перепрыгнуть через яму – нужно сделать это максимально эффектно, и мы все, что могли, – сделали!

– Расскажите, пожалуйста, про репетиционный процесс, что это для всех вас?
Агата Вавилова: Я коротко расскажу. Позавчера мы ушли отсюда в 4.30 утра, предыдущие 2 дня – в 3.30 утра. Мы любим репетировать, нас не остановить! А начинали мы в 9.30 утра.

Виктория Гончарова: Да, репетиционный период был коротким, но есть у труппы Глеба отличительная черта – мы не конфликтные друг с другом, в человеческом плане. Даже в острых вопросах, это максимальная поддержка, забота о партнере и команде в целом и сплоченность, это дружеская атмосфера и желание сделать единый продукт классным и позитивным.

– А привлекались ли для этого проекта медицинские, научные эксперты?
Агата Вавилова: Да, был консультант на стадии разработки, он подсказывал по терминологии, но многое убрали, оставили немного псевдонаучную абракадабру, чтобы если нас услышат люди, подкованные в этом вопросе, поняли, что скорее мы шутим.

Михаил Сидоренко: Есть попытка показать мир бактерий, органический мир, взаимодействия, поглощения друг друга, синтеза через социальные процессы. Вы же видели имена персонажей, есть заход на историю с итальянской мафией. То есть это переложение социальных процессов на биологический мир, есть познавательная история, это удобная метафора.

– Что бы Вы хотели донести через своего героя и чему бы хотели научить?
Вероника Устимова: Я бы хотела показать, что очень важно не сдаваться до последнего, нужно, если чего-то действительно хочешь, нужно идти до конца, быть смелым, никогда не сдаваться.

Михаил Сидоренко: Чему мой персонаж может научить, не быть таким, как я. Не думай, что ты самый крутой, всегда найдется рыба покрупнее.

Агата Вавилова: Во-первых, не надо обижать женщин, а во-вторых, – добро все равно сильнее, и если ты идешь к своей цели неправильными путями, все равно за это прилетит.

Эмиль Салес: Мне сложно сказать что-то хорошее о своем персонаже, но если брать во внимание одну притчу, «кайфуйте, жизнь одна!».

микромир

Олеся Дмитриева специально для Musecube
Фотографии Марии Бирюковой можно увидеть здесь
Фотографии Наталии Каминской можно увидеть здесь


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.