Бунт мертвых старух
Использовано фото с сайта Студии театрального искусства

27 мая в рамках XXII Международного фестиваля «Радуга» Студия театрального искусства (Москва) показала спектакль по повести Даниила Хармса «Старуха» в постановке Сергея Женовача.

Повесть «Старуха» написана Даниилом Хармсом за два года до гибели и является, пожалуй, самым загадочным и глубоким произведением автора. Старуха –  это еще и очень «Петербургская» повесть, в ней есть что-то и от «Пиковой дамы», и от «Преступления и наказания». В ней происходят необъяснимые, таинственные вещи, суть которых невозможно разгадать.

Спектакль, по словам Сергея Женовача, – попытка хулиганства и импровизации. В мистической же повести Даниила Хармса место для импровизации нашлось. Действие начинается с того, как шаткой походкой по сцене проходит старуха в черном платке и исчезает вваливаясь в открытую дверь. За старухой идет еще одна старуха, и еще одна… Действие происходит в пространстве обычной питерской коммуналки, с бесчисленными шкафами старыми окнами. Здесь мучается бессонницей несчастный главный герой, точнее в этой интерпретации Хармса – герои.

По режиссерскому замыслу все герои повести Хармса в спектакле умножаются на восемь. Восемь главных героев борются с бессонницей, восемь мертвых старух выпадают в дверь, но лишь одна из них остается в комнате, отравляя главным героям жизнь. Сюрреализм происходящего, с увеличением количества действующих лиц также можно умножить на восемь, поскольку хоть герой и один (в восьми лицах) у каждого из его лиц есть свой характер, какая-нибудь характерная черта или интонация, которая проявляется в самый неожиданный момент.

Коллектив главных героев изо всех сил пытается написать рассказ о чудотворце, который за всю свою жизнь не сотворил ни одного чуда, но в процессе написания в комнате обнаруживается одна из восьми старух, избавление от которой не представляется возможным. Важно, что в повести Хармса, старуха — это даже не человек, а некоторая неприятность, олицетворение непреодолимой силы, не дающей двигаться вперед. У старухи постоянно выпадает челюсть, она принимает разные противоестественные позы, складывается, упаковывается в чемодан, вызывая у зрителей истерический смех. Но кроме смеха остается и ощущение мертвого груза, не позволяющего героям жить полной жизнью и провоцирующую их несобранность, хотя как тут собраться, если их так много…

В спектакле есть, конечно, и любовная линия. Прекрасная девушка из булочной, так же в восьми лицах, покупающая восемь буханок хлеба, готова приложится к восьми бутылкам водки и скрасить одиночество главного героя, но и эта радость становится недосягаемой, казалось бы, из-за такого нелепого обстоятельства, как мертвая старуха. Не каждой девушке (а скорее ни одной из них) не понравилось бы такое соседство.

Узнаваемые жизненные детали, если немного присмотреться становятся тоже достаточно пугающими. На часах у старухи нет стрелок, да и главный герой уже плохо отличает день от ночи, а старуха — непонятно была или приснилась, или привиделась в алкогольном бреду. Весь описанный Хармсом абсурд, помноженный на восемь. становится бесконечным абсурдом, в котором абсолютно нет никакого выхода, да и пропажа старухи не решает проблему, потому что где-то точно существует еще семь неопознанных старух. Единственное, что остается зрителю, это смеяться над ироничными шутками Хармса до слез и наслаждаться прекрасной игрой актеров студии театрального искусства.

Галина Супрунович специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.