циникиПод занавес уходящего года в Театре на Юго-Западе сыграли ещё одну премьеру – Максим Лакомкин поставил на сцене театра «Циников» Анатолия Мариенгофа. Что удивительно: поставил почти дословно весь текст романа, который Иосиф Бродский некогда назвал «одним из самых новаторских произведений в русской литературе двадцатого века, как по своему стилю, так и по структуре» и даже более – «величайшим русским романом». Как правило, с Бродским не соглашаются: многие даже не догадываются о существовании этого литературного произведения, а про Мариенгофа знают в лучшем случае в контексте его дружбы с Сергеем Есениным. Но Мариенгоф, собственно, как и Есенин, был имажинистом, и его «Циники» – роман не просто имажинистский, то есть, вырастающий из отчётливых образов и выразительных хлёстких метафор, но так же построенный по принципу кинематографического монтажа: так, художественные фрагменты перемежаются с документальными выдержками из объявлений, газет и официальных документов от 1918-1924-ых годов, которые служат оправой к ключевому повествованию и как бы придают ему бóльшую историческую достоверность.

 

«Циники» – дипломный спектакль режиссёра и его первая самостоятельная работа в театре, которым руководит Олег Леушин, который доверил Лакомкину перенести на сцену действие романа по всем канонам юго-западной драматургии. Сегодня редкий режиссёр берётся ставить Мариенгофа в театре, а если берутся, то не какие-нибудь маститые, а именно что молодые: так, в октябре этого года уже состоялась премьера «Циников» (реж. Полина Золотовицкая) в Театре Et Cetera Александра Калягина. «Мне кажется, сейчас времена очень созвучные: мы живём в пространстве огромных возможностей, и не всегда справляемся с этой свободой, с этими возможностями»,–отвечает Лакомкин на вопрос о выборе литературного материала. События романа разворачиваются на фоне постреволюционной разрухи и полного душевного раздрая главных героев – Владимира и Ольги, которые учатся, как и все вокруг, выживать в условиях красного террора и советского НЭПа, навязанных большевистской идеологией. Интеллигентный Владимир, кому «любовь раскроила физиономию улыбкой от уха до уха», делает предложение Ольге, женщине без определённых занятий, легкомысленной и своенравной; она соглашается, но совсем скоро изменяет мужу с его старшим братом Сергеем (Денис Нагретдинов). Сергей – большевик до мозга костей, свирепый и непреклонный, и ночами Ольга предпочитает его общество обществу Владимира. Когда Сергей в собственном салон-вагоне уезжает на фронт, Ольга заводит себе нового перспективного любовника – богатого нэпмена Илью Петровича Докучаева (Александр Шатохин), который выбился в люди на всевозможных спекуляциях и сделался арендатором текстильной фабрики и владельцем нескольких роскошных магазинов. Ольга отдалась Докучаеву за 15 тысяч долларов; деньги, правда, они с Владимиром относят на благотворительные нужды, но ловкий делец продолжает содержать Ольгу, пока его самого не арестовывают за очередную торговую махинацию. Владимир ненавидит свою любовь к этой испорченной женщине, его посещают мысли о смерти жены. Ольга действительно в скором времени умирает – в отсутствие Владимира она стреляется.

циники

Театр на Юго-Западе – это такой уникальный театр, где все роли главные благодаря выдающемуся актёрскому таланту без исключения каждого участника спектакля. Ольга Авилова блистательно исполнила роль Ольги: пока большевики раздирают страну на части, её героиня по-детски простодушно смакует конфеты «Пьяная вишня», капризничает и устраивает Владимиру сцены. Ольга существует обособленно, в своей системе координат, где понятие нравственности не предусмотрено, а точка отсчёта представляется расчётливой маской, надев которую, чувствуешь себя в безопасности. Этой нервной женщине пришлось очень к лицу новое время, которое стирает границы дозволенного и обесценивает этические нормы – она приспособилась, как умела, к несправедливым, непомерно жестоким правилам борьбы за выживание, но в душе была глубоко несчастна. Почему Ольга решилась покончить жизнь самоубийством? Можно подумать, что от скуки: просто избалованная девица наигралась в революцию, пресытилась положением содержанки и ничего лучше не выдумала, чем застрелиться. Или причина в другом, и Ольга умерла от неприкаянности, отсутствия веры во что бы то ни было и вообще невозможности любить по-настоящему? Что если её попытка уйти в цинизм и спрятаться от реальности не удалась и стала причиной неразрешимых внутренних противоречий?

 

Андрея Кудзина, исполнителя роли Владимира, в труппу театра пригласили буквально в прошлом году, а уже сейчас он занят во многих постановках репертуара, а во время репетиционного процесса «Циников» даже успел ввестись на главную роль в музыкальный спектакль «Аккордеоны». В «Циниках» Андрей играет Владимира, который смиренно несёт крест любви к Ольге, будучи не в состоянии отречься от больной своей веры; герой стоически терпит измены жены и закрывает глаза на перепады её настроения – долгожданное счастье обернулось для него полным поражением. В спектакле именно Владимир произносит самые внушительные по объёму монологи и на полной скорости движется по всей длине эмоционального спектра, так что к финалу его совершенно не узнать – без преувеличения актёрская работа Кудзина впечатляет и поражает воображение своей грамотной психологичностью.

Неожиданно особое внимание режиссёр уделил служанке в доме Владимира. В романе Марфуша – простая девушка из деревенских, ничем не примечательная героиня эпизода, в чьи объятия от безысходности приходит главный герой. Лакомкин нарочным образом усилил момент физического и духовного сближения Владимира и Марфуши, столкнул их лицом к лицу, чтобы изобразить противостояние старых и новых ценностей и мировоззрений. Марфуша бездетна, своё материнское чувство она невольно переносит на Владимира и Сергея – они её дети, неважно, что не родные. Бедная женщина с пылким сердцем мечется между холодными, как лёд, Ольгой и Владимиром, искреннее участие Марфуши в их судьбе трогает до слёз – среди тотального духовного разложения она остаётся человеком, способным на бескорыстную любовь. Заслуженная артистка России Карина Дымонт наделила Марфушу отзывчивой женской природой и мощным нравственным стержнем – однажды она уходит, попросту бежит из дома, который стал вдруг совсем чужим и где «нутро и размерзятина всякая наружу», где полчаса просидишь и пятки себе обморозишь.

 

Сценография всегда заслуживает отдельного разговора, когда речь заходит о спектаклях Юго-Запада: здесь, в камерном пространстве зрительного зала при минимуме декораций актёры неизменно роняют четвёртую стену и фактически вступают в доверительный диалог со зрителем. С потолка равнодушными водопадами срываются буквы – бесконечные информационные потоки буквально висят в воздухе, просачиваются через пальцы и обрушиваются людям на головы. Никто не понимает, что делать со всей этой информацией и как воспользоваться новыми возможностями – никто, кроме товарищей Мамашевых, которые чувствуют себя, точно рыбы в воде, в бешеном водовороте легко доступных сведений. Потому что их сила – в знании.

При хронометраже 2 часа 20 минут спектакль идёт без антракта. Конечно, при большом желании его можно было бы сократить или разбить действие на два, но нужно ли? «Циники» воспринимаются единым полотном с сильной сюжетом и лаконичным пространством, и, несмотря на массив заложенного в спектакль текста, не вызывают ощущения перегруженности или затянутости происходящего – тогда чего ради разрывать это полотно символическим пятнадцатиминутным перерывом и прерывать тем самым эмоциональный контакт актёров с залом?

 

После пресс-показа Олег Леушин и Максим Лакомкин с актёрами вместе пообщались со зрителями и рассказали о творческих поисках и работе над спектаклем.

 

 

Милена Негребецкая специально для Musecube

Фотографии Ксении Логиновой смотрите здесь

Фотографии Маргариты Затонских смотрите здесь 

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.