Пьесы Александра Володина этой весной ставят театры от мала до велика. Солидные – о «серьезном»: перепутанных судьбах и сложных чувствах взрослых людей. Молодой театр-студия «Кумкуат» выбрал «Фабричную девчонку» – самую раннюю пьесу Володина. О, действительно, совсем еще девчонках – молодых работницах фабрики, юность которых приходится на 50-е. Яркие, громкие 50-е с поднятием целины, стройками века, неподдельным энтузиазмом и искренней гордостью комсорга за лучших работниц на фабрике… 50-е, в которых места непохожим, другим, тем, кто не в строю, – нет.

Л е л я. Ясно. Ну так вот, дорогая. Мне поручили написать статью в “Комсомольскую правду” о моральном облике. И если ты до того докатилась, что тебя из клуба выгнали, да еще эти твои рассуждения… Как хочешь, Женя, я напишу о тебе!
Ж е н ь к а. Вот везуха! В газету попасть! Давай, Леля, строчи!

2 мая премьера спектакль “Фабричная девчонка” проходит на сцене театра Поколений: лофт немного пугающего вида. Старое производственное помещение, тусклые лампы, проводка. Да и сцены, как таковой, нет – здесь актеры, а здесь уже зрители, кто на чем – лавках, скамейках, старая диванная подушка валяется… И этот импровизированный зал забит – у «Кумкуата» есть постоянные зрители, их много, шелестят букетам, где-то позади, снимают на смартфоны, перешептываются – публика похожа на старых-добрых знакомых, которые пришли поддержать друзей на сцене (но нет, большая часть публики – всамаделишные зрители с билетам, которые пришли кто оттуда – в основном из социальных сетей).

На сцене – фабричное общежитие, четыре героини и их простая – и такая непростая – жизнь. О ком спектакль? Кто главная героиня, та самая «фабричная девчонка»? Леля, гордый комсорг со «скелетом в шкафу», стальная с виду и такая хрупкая внутри? Женька, оторва с заразительной улыбкой, за которой прячется одиночество? Ира, наивная, влюбленная, уезжающая в чужую страну к далекому жениху? Надя, прагматичная вертихвостка, которой так непросто пришлось в детстве? Кто из них главная?

Похоже, что каждая.

Ж е н ь к а. Ты, помнится, говорила, что настоящей любви в жизни нет, что настоящая любовь только в кино бывает. Это как понять?
Л е л я. Это мое личное мнение.
Ж е н ь к а. А у нас личное с общественным не расходится.

Да, личное с общественным не расходится. И любимая тема Володина раскрывается здесь неожиданно остро. Человек идущий против потока, против системы всегда остается в одиночестве. Ты не похож на других? Выбиваешься из коллектива? Ты обречен, пусть даже это общественное порицание поначалу и не выглядит серьезно. И неторопливый, почти комедийный ход спектакля неожиданно выворачивается настоящей драмой, романтичный диалог переходит на крик, а модный танец постепенно превращается в строевой марш, в котором тому, кто не шагает в ногу, места нет и не будет.

Б и б и ч е в. Так что, будем продолжать беседу? Тогда опять я скажу два слова. Партия нас учит – что? (Уставил палец в одну из девушек и сам за нее ответил.) Партия нас учит вскрывать имеющиеся недостатки. Вот мы говорим – культурные интересы, моральный облик. А правильно ли мы живем сами, товарищи? Товарищи! Иванов, заснул! Подними голову! Нет ли среди нас таких, кто унижает звание комсомольца? (Голос из зала: “Есть”.) А мы молчим!

Но пока спектакль идет и девчонки живут на сцене: настоящие, искренние, и вместе с ними оживает прошлое, раскрашенное в алые цвета советского флага и подзвученное старой радиохроникой и бодрыми песнями. И хочется, чтобы у них, у этих фабричных девчонок, перешептывающихся на узких койках маленькой комнатки, сложилось все хорошо. Как и должно быть хорошо каждому советскому человеку.

Алена Муравлянская, специально для MuseCube

Фотоотчет автора смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.