Вечер четвертый на театральном фестивале «Пять вечеров» им. А. М. Володина.
В Театральной академии, в одной из аудиторий сегодня идет спектакль молодого драматурга Ярославы Пулинович «Бесконечный апрель» Елецкого драматического театра «Бенефис».

IMG_1382 «Высокий дом на Петроградской стороне. Квартира. Апрель» – так начинается пьеса. Невольно смотришь в огромные окна аудитории и видишь крыши соседних домов. И погода – хоть и февраль – но дождливая, будто и, правда, весна… Так питерская погода становится еще одной, случайной декорацией.

На сцене раскиданы, разбросаны вещи. Много вещей. Они везде, и герои, входя в зал, вынуждены переступать через них. Несколько человек занимают пространство, встают у окна, садятся на стулья, и замирают… до поры до времени.

Первым заговаривает мужчина в возрасте – мальчик Веня (Владимир Громовиков). По замыслу молодого режиссера Павла Зобнина герой произносит авторский текст, почти не меняя интонации. Но, несмотря на несоответствие возраста, актеру веришь сразу и безоговорочно. И что домой с прогулки возвращаться не хочется, и детское непонимание перестановкой в доме. Так «государство решило» – неумело пытается объяснить мать (Ирина Проняшкина) и угощает сына конфетой. Уплотнение является в виде девочки Гали (Ирина Кислых) с деревенскими хамоватыми манерами.
Такие разные дети – один, слабый и плачущий, и вторая – уверенная и чересчур любопытная. Без разрешения, девочка по-хозяйски рассматривает красивые безделушки: коробочку из-под монпансье, книгу кулинара «С ятями!»

IMG_1388Незаметно проходят года и на сцене – Люба, уже немолодая женщина. Теперь Веня – лишь умирающий сумасшедший старик, на которого не стоит обращать внимания. Цель женщины с деловой хваткой – продать квартиру, для нее дом, наполненный историей, лишь метры, которые должны принести доход. По мысли автора эта сцена предстает перед зрителями еще в начале спектакля. Во избежание лишних иллюзий о неизбежном конце человеческой жизни. И стон немощного старика не мешает действию, и только надрывно перетекает в крик маленького мальчика, и от того звучит еще сильнее.

Иногда на старом пианино слышны дребезжащее-звонкие звуки. Это мать мальчика, оставаясь на сцене, начинает бить по клавишам. Стук-стук. Дзинь-дзинь. Кап-кап. Весна.

И вот уже совсем взрослые Веня и Галя сидят за праздничным столом. Они давно поженились, и теперь женщина уходит от слабовольного мужа, к «настоящему сибиряку». Но любовной драме не суждено состоятся. Выяснение отношений не затягивается надолго. Мягкотелый Веня, будто понимая свое слабоволие, не смеет ее удерживать. Но и у «тюфяков» случаются настоящие чувства. И случайная попутчица в поезде – мимолетное знакомство – вырастает во что-то большее, что-то настоящее. Но «стоянка сокращена» и они никогда уж не встретятся. Тук-тук… стучат колеса…

IMG_1418К Вене возвращается жена, и теперь его одновременно обнимают обе женщины. Он не мечется между ними, а лишь с сомнением смотрит то на одну, то на другую. «Я скучала по тебе» – почти искренне признается жена, а другая, случайная лишь тихо произносит: «Я буду тебя помнить». И Веня, то ли оправдываясь, то ли поясняя, неуверенно произносит: «У меня тоже там…».
В устах лысеющего, некрасивого мужчины такая романтичная сцена даже несколько смешна и кажется настолько нелогичной, что на лицах зрителей видны улыбки.

Но на смену им приходит грусть и горе и траур. Гали больше нет, а Веня все еще жив. Не слыша друг друга, отец и дочь, Люба, говорят о разном. Веня все беспокоится и вспоминает об умершей жене: «Дожила до апреля. Оттаяло». Неужели между ними было чувство, похожее на любовь? Дочь – намного более практична – она ждет ребенка, и теперь ее мысли уже о будущем.

IMG_1430Вскоре появляется и Галя (Кира Оборотова), внучка Вени. Она долгое время сидит на стуле даже не в «квартире», а практически на отшибе сцены, как бы говоря – меня здесь нет. Это не моя комната, не мой мир. Теперь она ходит по старой квартире как по музею и, кажется «офигевает» от прошлого, с искренним любопытством рассматривая все вокруг. Но ее фантазии весьма современны и идут вразрез со здравым смыслом. Идея «сейшена в стиле блокады» вызывает оторопь. Такие мысли могут быть только у людей, забывших свое прошлое.

А прошлое – было. И в этой квартире ее дед действительно пережил блокаду. «Апрель. Блокада» – на улицах Ленинграда Веня находит мальчика и, спасая того от голода, рассказывает ему о самом сокровенном, о тайне, что хранил всю жизнь. Малыш, что никогда не поймет его, слушает о девочке Кате, с которой те собирались пожениться в детстве. До сих пор она жила лишь в детских воспоминаниях Вени, но мать обманула его, сказав, что ее «и не было никогда». И теперь стертая память – разве можно не верить матери? – все чаще напоминает о призрачных воспоминаниях детства.

Но к больному старику во сне приходит мать. Она угощает ребенка блинами и говорит, что Катя любила его. Значит, она все-таки была – и спустя почти век все становится на свои места. Теперь можно и умереть спокойно. «Наступает Весна» – слышно по радио стихотворение Бродского. Может и правда, это знаменитого поэта встретил Веня и спас того куском хлеба? Они ведь жили в одно время и поэтому могли встретиться – так в порыве фантазий размышляет внучка. И словно в подтверждение этих слов, случайно или нет, ребенок пробегает у сцены. Пусть хоть он – живет…

Жизнь скоротечна. Не успеешь и оглянуться, и тебе уже пятьдесят, если не больше. Или ты уж и вовсе не жилец на этом свете. А на полу остаются лишь разбросанные вещи. Книга кулинара с ятями и коробочка из-под монпансье как символы давно ушедшей эпохи… Дзинь-дзинь. Кап-кап. Апрель.

Валентина Казакова, специально для MUSECUBE

Фотографии Алексея Телеша предоставлены фестивалем «Пять вечеров»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.