Семь номинаций на престижную «Золотую маску», трепетное ожидание, пролетевшие как один миг три часа, долгие и теплые овации – это все о нем, о спектакле «Дядя Ваня» Камерного театра Воронежа, показ которого открыл ежегодный театральный фестиваль «Пять вечеров». Событие, свершившееся, как пошутили организаторы, в тринадцатый с половиной раз, – это добрая февральская традиция Петербурга-Ленинграда, города, в котором советский и российский драматург Александр Володин прожил большую часть своей жизни. Именно в его честь назван фестиваль, на пять февральских вечеров объединяющий тех, кому дорога память о Володине, близка лирика и светлая грусть его произведений и важна доброта, льющаяся с театральной сцены.

В этом году фестиваль немного расширил географию, распространившись не только на Петербург, но и на Ленинградскую область. Однако в Молодежном театре на Фонтанке в первый вечер наблюдалась привычная и милая сердцу картина:в фойе командовала бойкая буфетчица Клава, угощавшая гостей огурцами и шпротами; в интерьере появились характерныесоветские нотки; перед официальным открытием на экране зажглись кадры из жизни Володина, а из динамиков послышалось предупреждение: «У Александра Моисеевича никогда не было мобильного телефона, давайте сделаем так, чтобы на время спектакля его не было и у нас».

«Пять вечеров» – фестиваль очень чистый, душевный, где все друг друга знают и не создают никаких третьесортных интриг, зато находятся в ожидании чуда и волшебства, и оно случается, такое обыкновенное, театральное.В этом году неформальной темой наметился путь к Чехову через Володина и Вампилова, драматургия которых гораздо более понятна современному зрителю, чем классика вековой давности.Поэтому нет ничего удивительного в том, что для открытия была выбрана прекрасная постановка Михаила Бычкова «Дядя Ваня», действие которой развернулось на рубеже семидесятых годов прошлого века в заповедной и благодатной провинции.

Это переживание усадебной отчужденности и отгороженности, самодостаточность, в которой оказались обитатели дома, обозначили себя буквально с первых нот: спектакль начался с известной композиции «Беловежская пуща», трогательно исполненной Соней, героиней Татьяны Бабенковой. Соня вместе со своим дядей (Камиль Тукаев), его матерью Марией Васильевной (Татьяна Сезоненко) и няней Марина (Татьяна Чернявская) живут в мире и покое, работают на земле, не имеют пустых амбиций и грандиозных стремлений и довольствуются тем, что имеют. Время от времени их навещает местный врач Михаил Львович Астров (Андрей Новиков), визиты которого не оставляют равнодушной юную душу Сонечки. Одетый как герой советских кинофильмов (помните подобный свитер на известной фотографии Высоцкого?), Михаил Львович как будто бы создан, чтобы разбивать девичьи сердца.Однако устоявшийся мир меняет свои привычные очертания и переворачивается с ног на голову, когда в усадьбу приезжает отец Софьи отставной профессор Александр Владимирович Серебряков (Юрий Овчинников) с молодой женой Еленой Андреевной (Надежда Азоркина-Васильева), словно сошедшей с обложки заграничного журнала мод 70-х. Далее случается семейная драма, в которой нет правых и виноватых, а есть лишь хитросплетение человеческих судеб во всей сложности их проявлениях.

Действие разворачивается на обрубках былой роскоши: деревянная бревенчатая сценография напоминает о тех лесных угодьях, которые совсем недавно обрамляли усадьбу, а теперь служат фундаментом новых построек. Тонкая, стильная, логично закольцованная режиссерская работа Михаила Бычкова легко переносит зрителя на пятьдесят лет назад, в тот советский застой, эстетика которого до сих пор вызывает легкую ностальгию даже у молодого поколения.Публика двадцать первого века может не знать героев ушедшей эпохи или не читать пьесу Чехова, но она точно хотя бы раз слышал строки из песни «Надежда» Александры Пахмутовой и Николая Добронравова или «Есть только миг» Александра Зацепина, так уместно обрамляющих спектакль. Зрителю может быть совсем безразлично советское время, но сделанный с большим вкусом спектакль сразу же становится для него родным и понятным.

Этот первый вечер 2017 года открывали приветственные словарежиссера Виктора Рыжакова и театроведа Марины Дмитревской, которая по традиции гадала на сборнике Володина. В этот раз выпало стихотворение «Душа моя, ты все еще такая же», строки которого как нельзя более точно иллюстрировали настроение зала после финальной сцены: как бы не вращался безумный мир, в немобязательно есть место, где человеку всегда спокойно и привычно.

Елена Бачманова, специально для MUSECUBE
В репортаже использованы фотографии Воронежского Камерного театра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.