img_1653Двадцать шестой международный театральный фестиваль «Балтийский дом» стартовал в Петербурге показом спектакля столичного театра им. Моссовета «Дядя Ваня». Поводы увидеть постановку своими глазами – более чем веские: классика русской литературы в режиссерском прочтении непревзойденного Андрея Кончаловского. Прибавьте к этому истинно звездный состав (Александр Филиппенко, Александр Домогаров, Павел Деревянко, Юлия Высоцкая) и станет понятно, почему в пятницу 30 сентября в здании театра- фестиваля «Балтийский дом» был аншлаг.

Сценическая версия чеховской пьесы от мэтра Кончаловского не претендует на авангардность или попытку как-то особенно оригинально проинтерпретировать текст. Лейтмотивом постановки можно считать проблему глобального одиночества и непонимания людьми друг друга. Большинство диалогов в первом акте – каким-то удивительным образом не связанные друг с другом фразы. Говорят все, но никто никого не слышит. Полилог как способ передать отчужденность героев. Кроме того, нарочитые шумы из звуков передвигаемой мебели, скрипа качелей в саду, звона столовых приборов создают дополнительный фон, уводящий чувства и мысли людей на задний план. И место действия выбрано отнюдь не случайно: глушь, глухомань, внешне обманчивый уют старого поместья. Но при ближайшем рассмотрении родовое имение оказывается вязким болотом, затягивающим в беспросветную тоску. В таких условиях нетрудно принять желаемое за действительное.

Вот, скажем, Соня (Юлия Высоцкая) утверждает, что уже много лет беззаветно любит доктора Астрова (Александр Домогаров). Любит, страдает, мучительно переживает от неразделенности своего пылкого чувства. Но так ли это на самом деле? И трезвым рассудительным взглядом смотрит на ее мытарства молодая жена ее старика-отца, ветреная красавица Елена Андреевна (Наталия Вдовина), утверждая, что Сонины чувства возникли лишь потому, что она совсем не знает жизни, не знает мужчин. В подобных условиях практический любой покажется прекрасным принцем и благородным рыцарем. Кстати, о докторе. Помимо своей врачебной работы, он занимается посадкой лесов, видя в этом свой своеобразный долг по спасению России, особое служение на благо страны и общества. В своем горьком монологе он рассказывает о переживаниях за судьбу уезда, сокрушается, что лес вырубается, звери гибнут, народ живет в нищете. Справедливы его слова? Бесспорно. Но тяжелое пьянство доктора Астрова- причина или следствие его образа жизни? И, да, он не без греха: упорно игнорируя чувства Сони, ее заботливое отношение, он фактически пытается грубо и пошло соблазнить Елену Андреевну.

img_1749Неоднозначен и характер Ивана Петровича Войницкого, того самого «дяди Вани» (Павел Деревянко). За внешней нелепостью и комичностью этого человека скрывается подлинная трагедия маленького человека, которого не принимают всерьез, с чьим мнением попросту не считаются. И попытка бунта, которую Иван Петрович предпринимает в критическую минуту, оканчивается провалом, а на смену гневу приходят тоска и боль. Жизнь его теряет смысл. Неприятный и желчный старик Серебряков (Александр Филиппенко), кажется, нужен в описываемых событиях лишь для того, чтобы вскрыть тлеющий конфликт. Удивительно, но ему удается выйти из всей истории чистым и незапятнанным, вины своей он не признает, добавляя на прощание: «Работать надо, работать!» А ведь и он не безгрешен: его научные исследования – лишь компиляция чужих идей. Однако Серебряков мнит себя светилом науки и смотрит на всех свысока. Жена его, Елена Андреевна, является персонажем весьма загадочным. С виду – беззаботная легкомысленная красотка в белом. Но в поступках ее встречаются и женское коварство, и невысказанное одиночество, и снисходительная забота. В итоге, ни одного из героев нельзя охарактеризовать как-то четко и однозначно, повесить ярлык «хороший» или «плохой» не получается.

Актерская игра в постановке заслуживает безусловной похвалы. Органичны в своих ролях и Павел Деревянко, мастерски переходящий от эксцентрики к драме, и Юлия Высоцкая, передающая истинное страдание нелюбимой женщины, и Александр Домогаров, воплощающий в своем герое «русский национальный характер». Александру Филиппенко достаточно всего лишь несколько раз появиться на сцене, чтобы поразить зрителей своей игрой и масштабом таланта. Никаких лишних движений или ненужных слов от него мы не дождемся: все очень точно, четко, мастерски.

img_1700К финалу накал боли и тоски достигает своей высшей точки. Соне и дяде Ване предстоит прежнее размеренное (читай – одинокое существование) в полуразоренном имении. Надо жить дальше, но как? И как же пронзительно звучит в исполнении Юлии Высоцкой ставший классическим финальный монолог о том, что мы отдохнем после смерти и увидим небо в алмазах, а ангелы споют нам своими чистыми голосами. А пока – жить, несмотря ни на что. Иметь силу и мужество жить без любви, без взаимности, в мире, наполненным в равной степени как пошлостью и скукой, так и непереносимой болью. Жить, пока живы, пока не пришел наш час. Мы все обязательно будем счастливы и спокойны, пусть даже не в данный момент и не здесь. И эта пламенная речь, вложенная в уста героини, призвана утешить и вдохновить.

Марина Константинова, специально для MUSECUBE
В репортаже использованы фотографии Натальи Кореновской

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.