Фотография автора

Фрида Кало… Художница из Мексики, которая творила вопреки всему. Человек, выстроивший собственный мир, центральным звеном, главным шедевром которого стала сама Фрида. Её лицо — на бесчисленных автопортретах, составляющих практически всё наследие Кало («Я пишу себя, потому что много времени провожу в одиночестве и потому что являюсь той темой, которую знаю лучше всего»). Её изломанная, искалеченная фигура в ярких мексиканских нарядах — холст, на котором она много лет создавала своё ключевое произведение, Фриду Кало в глазах жителей Земли.

Её картины, рождённые из боли и сквозь боль. Боль, сочащуюся из каждой капли краски, из каждого мазка кисти. Физическая, перетекающая в душевную — и наоборот.

Её любовь к родной стране, к культуре и истории Мексики. Её коммунистические взгляды и мечты о лучшем будущем для людей.

Её болезненная, почти аномальная любовь к мужу, знаменитому художнику Диего Ривере. Их искрящий и непонятный со стороны брак, по сравнению с которым любой мексиканский сериал — ерунда. Наконец, многолетнее стремление Фриды доказать, что она — не просто жена того самого Риверы, а самоценная творческая единица… И кто сейчас (как минимум — за пределами Мексики) вспомнит хоть одну картину Диего? Зато невероятные, яркие, страшные и почти осязаемые миры Фриды встают перед глазами сразу же.

О ком же и говорить в преддверии 8 марта, как не о таких женщинах — разрушающих тысячелетние стереотипы и заставляющих человечество менять мировоззрение?

В пятый день весны в Театре Наций состоялась премьера спектакля-концерта «Фрида» — полотна длительностью в час с хвостиком, дающему зрителям возможность хоть немного, но породниться с художницей. Назвать увиденное неким откровением я не могу — всё же, поставленные создателями рамки и выбранный жанр не подразумевают глубочайшего погружения в жизнь и личность Кало.

«Фрида» — это сочетание писем и воспоминаний главной и единственной героини, пропущенных сквозь переосмысление создателей; пробивающей до глубины души музыки Петра Дранги в исполнении его феерического оркестра; магические стихи Федерико Гарсиа Лорки; поражающая воображение видеостена, оживающая в результате трудов художника Ильи Старилова… и, конечно же, самоотдача актрисы Марины Александровой, воплощающей не столько саму Фриду, сколько представление потомков о ней.

Фотография автора

Я не назову постановку биографией в чистом виде, перенесённой на сцену. Перед нашими глазами пролетает ряд жизненных вех Кало, которые были сочтены создателями основополагающими и важнейшими для их детища. Но некоторые моменты, нужные для осознания образа и сути истинной Фриды, в спектакле-концерте не озвучены, и героиня, по факту, предстаёт перед нами таковой, какой её видит постановщик Сергей Сотников сотоварищи. А эта женщина хоть сколько-то, но отличается от той, что в реальности жила в Мексике в первой половине 20 века.

Почему нет — театр вполне предполагает творческое перерождение исторических персонажей и преподнесение их в том ракурсе, который необходим для достижения задуманного результата. Лишь бы итог был ценным и достоверным — а главное, ценным для зрителей.

«Фрида» — это не столько фактологическое, сколько эмоциональное и чувственное погружение в личность художницы. Сотников исследует не жизненный путь, а душу Кало, простыми, но точными решениями растворяя нас в сознании Фриды, её бедах и радостях, её любви к мужу, её страсти к рисованию — и, конечно же, в её боли. Непреходящей, постоянной боли, ставшей постоянной спутницей Кало, выворачивавшей тело наизнанку и выливавшейся на холсты.

Боли, с которой художница сражалась с юности и до самой смерти. Искалеченное тело, скрываемое под широкими мексиканскими нарядами. Акцент на лице (дабы никто не обратил внимание на то, что ниже) — ярко-красные губы, цветочные венки, невообразимые серьги, те самые брови, которые каждый сразу рисует перед своим внутренним взором, подумав о Фриде (невыносимая дерзость — быть природной, когда женщине подобает искоренять свои «недостатки»)…

И полная искренность в своих картинах, подчёркивание боли и физической немощи с одной целью: показать внутреннюю себя, настоящую, чувствующую, страдающую и страждущую.

Ценность спектакля-концерта в том, что он центрирован именно на этом, главном в сущности Фриды. На боли — и любви к мужу.

Детство — авария — творчество — встреча с Диего — свадьба — боль, боль, боль — смерть… А превыше этого всего — любовь. Вот, вкратце, содержание спектакля-концерта. И что ещё нужно для того, чтобы приобщиться к Фриде?..

Здесь не требуется ни портретное сходство, ни демонстрация физических ограничений художницы — Марине Александровой доверено посмотреть на героиню и со стороны (тогда повествование ведётся от третьего лица), и изнутри, так сказать, прочесть её душу. А она, душа, как известно, крылата и свободна — в отличие от тела.

Мексиканский колорит — а точнее, отражение отношения Фриды к своей стране — достигается при помощи бесчисленных «живых картин», расцветающих на экране-видеостене. Илья Старилов создал не просто «движущие декорации», превращающиеся то в интерьер «лазурного дома» семьи Кало, то в фантастические полотна, погружающие зрителей в сознание и творчество Фриды, то в мистические изображения ацтекских статуй. И я, пожалуй, ни разу не видела в театре столь качественной и мощной видеоработы.

Фотография автора

И то, что меня впечатлило сильней всего: музыка Петра Дранги в исполнении его DYP Orchestra. Это просто невероятный коллектив, живущий своим делом и захвативший 100% моего внимания. Обожаю оркестры и ансамбли, которые кажутся единым организмом. DYP Orchestra таков.

Сам Пётр не только выступил в роли дирижёра, но и, безусловно, порадовал публику своей игрой на аккордеоне. А его существование в музыке — особенный праздник для всех причастных.

Сразу так: получившаяся история не пробивает навылет (как могла бы — при ином подходе). Трогает сердце, бесспорно, но не до слёз и катарсисов. Полагаю, причина проста: постановка рассчитана на самых разных зрителей, в том числе и тех, которые искренне верят, что театр должен радовать сердце и нести свет, а не погружать в депрессивные мысли.

И это отнюдь не минус — наоборот. «Фрида» не окунает в «чернуху» и не растаптывает в безысходности (а подобное случается в иных постановках о Кало). Напротив — спектакль-концерт оставляет ощущение тепла и веры в лучшее. Он повествует о преодолении, о достижении, о вере в счастье вопреки всему.

А ещё — это всё невероятно красиво. И для глаз, и для ушей, и для сознания, и для души. Здесь эстетика превыше всего — и это замечательно.

«Фрида» — это способ ненадолго погрузиться в парадоксальный мир одной из самых ярких и сильных женщин прошлого века. И поверить, что человек способен если не на всё, то на многое. Согласитесь — всем нам необходима эта вера.

Ирина Петровская-Мишина специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.