История Яго, ошибка Отелло и трагедия Дездемоны

«Это очень страшная пьеса… Возможно, самая страшная пьеса Шекспира. Она вскрывает чёрные глубины человеческого подсознания и, в то же время, как это ни парадоксально, поднимает нас ввысь…» Ю.Б.

Спектакль Юрия Бутусова «Отелло» идет на сцене столичного «Сатирикона» вот уже пятый год с неизменным успехом. И отчасти секрет этого успеха в том, что постановку трагедии Шекспира Юрием Николаевичем можно назвать максимально обнажающей суть происходящего, наглядно демонстрирующей и объясняющей зрителю мотивы поступков всех героев пьесы. В руках Бутусова стандартный набор режиссерских инструментов наполняется абсолютно необъяснимой, одному ему свойственной магией, и в результате не каждый зритель оказывается готов к тому, что предстоит ему увидеть на сцене и что предстоит понять в течение тех трех часов, что идет спектакль, а также в течение еще долгого времени после. Ведь эта страшная история, как всегда, оказавшаяся обо всех и о каждом, отпустит, ой, как не скоро.

А начинается действо в стилистике лихого кабаре. Первым, кто встречает зрителей со сцены звучными приветствиями на немецком: «Willkommen! Willkommen, meine Damen und Herren!», — оказывается тот самый подлец и предатель Яго в исполнении Тимофея Трибунцева, чье имя в афише любого спектакля способно собрать полный зал. Яго – герой номер один в постановке Бутусова. Прежде всего перед зрителем его история. История его эго. История о том, на какие большие подлости способен маленький человек, которым движет зависть. Спокойным, уверенным и очень тихим голосом, глядя глаза в глаза сидящим в первых рядах зрителям, одаривая их совершенно обезоруживающей улыбкой, будет составлять свой план по уничтожению Отелло коварный Яго. И в этот момент оторвать от Тимофея Трибунцева взгляд абсолютно невозможно. Претворяя в действие свой план и впервые рассказывая Отелло о мнимых подозрениях об измене Дездемоны с Кассио, Яго… жарит яичницу на маленькой напольной плитке. Жарит, а потом с аппетитом ест. Это одна из самых сильных сцен спектакля, ведь в этот момент приходит понимание, что к трагическому финалу зачастую приводит простая кухонная сплетня, переданная за чашкой кофе или, например, за яичницей с черным хлебом. Очень обыденно, и от этого очень страшно.

Роль Отелло в спектакле исполняет тонкий, умный, невероятного магнетизма артист Денис Суханов. Его мавр, самовлюбленный полководец только снаружи страшен и чёрен, а за этой личиной скрывается ранимая душа, которую губит излишняя доверчивость. Чего стоят настоящие, искренние слезы Дениса Суханова в сцене диалога с коварным Яго о предательстве любимой, известно лишь ему одному. Съедаемый ревностью, испепеляющий на сцене сам себя, Отелло вызывает у зрителя скорее сочувствие и сострадание, чем какое-либо осуждение. Режиссер помогает проникнуть внутрь души главного героя, в мысли, которые рождает его воспаленное ревностью сознание, ведь часть сцен происходят именно там, в воображении Отелло. И, как участливо подсказывают нам со сцены большие цифровые экраны, мы видим то, чего «на самом деле не было». Отелло частенько закрашивает то лицо, то руки черной краской. И эта краска – не просто знак отличия, способ указать на внешнюю непохожесть главного героя на окружающих. Здесь скорее она указывает на черноту действий и помыслов героя. Не даром, окончательно убедив мавра убить Дездемону, Яго собственноручно выкрашивает в черный лицо Отелло, не забыв при этом заранее укрыть одежду товарища защитной пленкой – ведь краска должна попасть только туда, куда нужно злодею – на лицо, а правильно подобранные лживые слова – прямо в сердце. Единственная страшная ошибка ревнивого мавра в том, что увлекшись собой, историей собственных успехов и побед, он воспринимает любовь Дездемоны как должное, он не утруждает себя заботой понять, какова же на самом деле женщина, которую он любит. Может знай Отелло, чем живет, чем дышит Дездемона, не принял бы он ложь Яго за чистую монету, а зерно сомнения смогло бы прорасти в нем и победить посеянную завистником ревность. Потому и остается абсолютно непонятой мужем любимая жена полководца, потому и видит он ее каждый раз разной: то нежной и ласковой, свернувшейся калачиком у ног возлюбленного, то жесткой деловой леди в офисном костюме с вызывающе короткой и узкой юбкой и туфлях на шпильке, то вусмерть пьяной девахой в солдатской шинели, то куклой в глупом блондинистом парике.

Дездемона – прекрасная Марьяна Спивак, с недавних пор известная больше как звезда художественного фильма Андрея Звягинцева «Нелюбовь». Тонкая, трепетная, очень живая Дездемона. Именно Марьяна более остальных в этом спектакле играет трагедию. В каждом из своих многочисленных образов она очень точно и очень тонко отыгрывает необходимую эмоцию своей героини, оставаясь тем самым апогеем искренности и честности на протяжении всего спектакля.

Происходят все перечисленные хитросплетения судеб и образов в неповторимом пространстве, созданном Александром Шишкиным – художником, давним партнером Юрия Бутусова по другим его спектаклям. Описать в двух словах декорации и реквизит, использованный в «Отелло» не получится. Ведь на сцене, словно проекция всего происходящего действа, постоянно творится некий хаос, состоящий из потрепанных ковров и старой маленькой магнитолы с радиоприемником, искусственных растений в кадках в большом количестве и двух огромных зеркал, черепов, кирпичей, ведер, белого рояля, разноцветных бокалов, деревянного верстака, кожаного офисного кресла, чемодана с лепестками роз и прочего, прочего, прочего… Одним словом, лучшего обрамления для этого спектакля придумать было невозможно.

Как всегда очень неординарно подошел режиссер к музыкальному сопровождению постановки. Наряду с произведениями Баха и Мендельсона зрители услышат легендарных The Beatles, Джо Кокера, Криса Ри и даже группу Iowa. Саундтреком к страшной финальной сцене послужил не менее жуткий трек Eminem «Kim». Музыкальная составляющая в спектаклях Бутусова – это как контрольный выстрел. Как эдакая подсказка для тех, кто все еще ищет и не может найти смысл в происходящем на сцене, звучит музыка. И в этот момент нужно просто прекратить думать и начать чувствовать тот посыл, ту эмоцию, которую несет всегда до неприличия верно подобранная музыкальная дорожка.

При работе над своей постановкой Бутусов не ограничился одним из имеющихся переводов пьесы Уильяма Шекспира на русский язык. Он использовал компиляцию сразу трех текстов – Бориса Пастернака, Осии Сороки и Бориса Лейтина. Однако, единственное, чего так и не дождется зритель спектакля «Отелло» в постановке Юрия Бутусова, так это коронной для каждого из переводов реплики мавра: «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?» и актов удушения и самоубийства. Отелло лишь покроет лицо мертвой возлюбленной черной краской, и их страшные посмертные маски будут долго обращены к залу. Залу, который на поклонах будет долго аплодировать стоя. Аплодировать великому режиссеру, гениальным артистам
и всей команде бесспорно талантливых создателей спектакля, оставшейся, как всегда, «за кадром».

 

Наталия Каминская специально для MUSECUBE.
Фотографии взяты с сайта театра «Сатирикон».


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.