История нового Авеля в театре «Револьвер»

рыбий глаз


Авель убит был Каином.
И — самое чрезвычайное
из всех сообщений кровавых,
слышалось изначальное:
«Каин, где брат твой, Авель?»

(Е. Евтушенко «Каинова печать»)

25 февраля в КЦ «ЗИЛ» прошла премьера спектакля театра «Револьвер» по одноименной пьесе Вячеслава Комкова «Рыбий глаз». Спектакль-размышление, в некоторой степени – притча, быть может, немного исповедь. История очень громкая и немного резкая, с держащим в напряжении сюжетом и открытым финалом, а самое интересное, что в ней, как в жизни, нет безоговорочного хеппи-энда: в игре со смертью единственный приз, который достается человеку – немного времени до «заключительного раунда».

Перед нами следователь, он только начал вести свой блог: у него за плечами многолетний стаж и опыт работы в лихие девяностые, а теперь пенсия, безумный взгляд и расшатанные нервы. При первом шорохе он хватается за пистолет, стреляет куда-то в черное пространство комнаты. Там ничего нет. Он снова садится перед камерой и начинает свой безумный рассказ про столь же безумные, злые, пропащие 90-е. Конкретно: про одно-единственное и очень мистическое дело, которое начиналось как сотни точно таких же, нормальных для того времени, дел: пропал мальчик Юра Вишняков, 11 лет. У него есть мать, бабушка и родной брат – Виктор, он на год старше, и отношения у них с Юрием всегда были неважные, впрочем, они же братья…

Однако, Юра не обычный парень, он, как и его время, – «бешеный», об этом и троюродные братья говорят. А последний месяц он вообще как с цепи сорвался и будто норовил Витьку убить. В день своего исчезновения он это почти сделал, но ему помешали, и он убежал, и больше его не видели.

Откуда в этой истории о детях появляется древнее, коварное, животное братоубийство? Оно еще не совершено, но за ним стоит целая адовая армия, которая жаждет крови и гудит в Юркиной голове голосом прабабки Доры: «Ты или он», и заверяет, что мать его не любит. Юра верит. Он всегда чувствовал, что он – запасной, а у матери есть Витька, а еще теперь он знает, что ценой его, Юры, жизни, она выиграла для своего Вити немного времени, у все той же прабабки. И ее рыбьи глаза сверлят его сквозь пространство, и в них читается: «Ты или он».

Юра видел Дору один раз. Она живет в очень старом доме посреди леса, от нее пахнет «старым телом и кошкой» и ей 92. Все так думают, но никто не знает, сколько ей на самом деле.

Дора верит в Бога: она точно знает, что Он есть. И черти есть. С ними она, наверняка, знакома лично, но ходит в церковь, кричит, что молится, и ставит Богу свечи. Потом она приходит домой и приносит чью-то жизнь в жертву, чтобы жить самой.

Здравый смысл следователя отрицает существование всех богов и чертей, но записи 11-летнего мальчика Юры приводят к мысли, что это больше, чем просто сказки.
Что это вообще за «большое и страшное слово» – «Бог»? И что важнее: знать о его существовании или без веры следовать Его заветам? Каин знал, но при этом совершил первое и страшнейшее на Земле злодеяние – братоубийство.

Юра и Витя не верят в Бога, но обоим закрадывается самая близкая к Нему мысль: о самопожертвовании, и каждый готов «положить душу свою за други своя». И такая добровольная жертва способна на время прогнать смерть, заставив ее отступить. В конце-концов, у Бога все живы.

Этот спектакль – не есть история с хорошим концом. Нечистую силу невозможно победить: она, как смерть, все равно вернется, потому что земля в ее власти. Этот спектакль – притча, потому что он призван напомнить, что есть лишь одна сила, способная противостоять боли и ненависти, и ее называют «Любовь».

Вера Куличенкова специально для Musecube
Фотографии Сергея Мшвилдадзе можно увидеть здесь


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.