В пресс-конференции фестиваля моноспектаклей Монокль 6 февраля приняли участие художественный руководитель театра Балтийский дом Марина Беляева и его директор Сергей Шуб, первый зам.председателя комитета по культуре Санкт-Петербурга Александр Воронко и бессменный председатель жюри фестиваля Монокль Леонид Мозговой.

Первое слово взяла Марина Беляева. Она приветствовала гостей 11 фестиваля Монокль, журналистов и членов жюри: Ирину Соколову, Михаила Черняка, Марию Кингисепп, Леонида Лучкина.
Александр Воронко сообщил, что среди тех театральных фестивалей, которые поддерживает комитет по культуре, Монокль занимает особое место, потому что именно на его спектаклях ты находишься один на один с актером, который на сцене создает особенное искусство.

Сергей Шуб рассказал, что театр Балтийский дом с особой нежностью относится к фестивалю Монокль. Какие бы тяжелые времена не были, фестиваль необходимо сохранить. Он дает актеру возможность реализовать то, что он не может сделать в своей обычной творческой деятельности. В преддверии 11-го фестиваля было решено изменить формат. 2017 — знаковый год для России, и в связи этим вечером со сцены Балтийского дома будут прочитаны лучшие стихи советской и российской поэзии с 1917 по 2017 год. А 10 февраля на сцене Балтийского дома прочитают свои стихи поэты новой волны. Какие-то из них, возможно, войдут в историю, какие-то нет. Тем не менее, эти стихи и эти поэты должны быть услышаны.

Марина Беляева: «В фестивале участвуют 47 спектаклей. Мы выбрали 14 имён, которые уже победили. Их чествование завершит первый этап фестиваля.»

Леонид Мозговой: «Жанром моноспектакля я занимаюсь много лет, их у меня 12. Замечательный поэт Давид Самойлов очень хорошо сказал про это актерское поприще.»

Я перед вами стою. Я один.
Вы ждете какого-то слова и знанья,
А, может, забавы. Мол, мы поглядим,
Здесь львиная мощь или прыть обезьянья…».

«Я знаю этот жанр, сколько на него тратится сил, энергии, нервов, поэтому очень сложно было выбрать победителей. Но мы постарались быть объективны» — добавил Леонид Мозговой.

Дипломы фестиваля получили: Юлия Мен («Посвящается Ялте»), Элла Непомнящая («Голос»), Игорь Миронов («Славосолница»), Нина Архипова («Несколько слезинок в красном вине»), Елена Андреева («Про любовь»), Константин Сироткин («Бобок»), Алёна Биккулова («Жизнь в розовом цвете»), Наталья Попова («Трава — мурава»), Андрей Загородников («I. Iago»), Андрей Аршинников («Старуха. Хармс. Спектакль»). Третье место занял победитель фестиваля (мамон), второе — Светлана Щедрина («Человеческий голос»), первое — Антон Захарьин («Крылья»). Гран-при — Максим Блинов, за спектакль «Записки юного врача». Специальный диплом получил Юрий Томошевский. Они же получили традиционный многолетний символ фестиваля — подсвечник, в котором «будет вечно гореть свеча искусства».

Сердцем фестивального дня был поэтический вечер «В прекрасном и яростном мире. От Блока до Бродского». Вел его Юрий Томошевский, а участвовали актеры его театра, а также Юлия Мен, Сергей Барковский и другие. Открыла вечер поэма Александра Блока «Двенадцать», воинственно-взрывная, яростная, смешная и жуткая, в блистательном исполнении Константина Сироткина. Блок принял революцию и стал ее глашатаем. Впрочем, это не помешало ему умереть в безвестности в 1921. «Революция, свобода, равенство, братство» только звучит красиво, а на деле омыто кровью. Жить же хочется всем. Поэтому долой шутки про 17-й.

От здания к зданию
Протянут канат
На канате — плакат
«Вся власть Учредительному собранию».
Старушка убивается, плачет
Никак не поймёт — что значит.
На что такой плакат?
Такой огромный лоскут?
Сколько вышло бы портянок для ребят
А всякий — раздет, разут.

И много кто еще прозвучал 8 февраля на сцене Балтийского дома. Осип Мандельштам… Поэт, «рожденный с паническим страхом». Умер в пересыльном лагере в декабре 1938 года, похоронен в братской могиле.

Мы живём под собою не чуя страны
Наши речи за десять шагов не слышны…

Но не все же о грустном. Вот Даниил Хармс. Безумный, странный, непостижимый, великий Хармс. Проходя по улице Маяковского из бара в бар — «Полторы комнаты» там, «Маяк», «Бримбориум», «Хроники», взгляните на его портрет высотой в два этажа. Пришли художники как-то ночью, и нарисовали у власти не спросясь. Поэту бы понравилось, он ведь тоже был бунтарь. Стихи не просто прочитаны, а прожиты. Прекрасная Татьяна Морозова со смешными хвостиками, «детским» трогательным говором. Хармс писал чудесные детские стихи. Умер в феврале 1942, в психиатрическом отделении больницы «Крестов».

Жили в квартире
Сорок четыре
Сорок четыре
Веселых чижа
Чиж — судомойка,
Чиж — поломойка,
Чиж — огородник,
Чиж — водовоз.

Не обошлось и без великой женской поэзии. Марина Цветаева — «Ибо без лишних слов пышных любовь есть шов, шов, а не перевязь, шов — не щит, о, не проси защит…», Анна Ахматова — «Муж в могиле, сын в тюрьме, помолитесь обо мне», новое поколение — Мария Петровых — «Назначь мне свиданье», о любви без конца.

Завершился вечер «последним поэтом эпохи», злостным тунеядцем, великим сказателем и кошатником — Иосифом Бродским. Он сейчас наверняка гуляет по каналам Венеции. И толпы туристов с фотоаппаратами ему не мешают.

Придёт зима, безжалостно крутя,
Осоку нашей кровли деревянной,
И если мы произведем дитя,
То назовём Андреем или Анной.
Чтоб, к сморщенному личику привит,
Не позабыт был русский алфавит.

Алла Игнатенко, специально для Musecube
В репортаже использованы фотографии из открытого доступа

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.