“Рассказ о счастливой Москве” стал первым спектаклем, открывшим 27-ой театральный сезон в Табакерке. Роман Андрея Платонова инсценировал литовец Миндаугас Карбаускис.

«Платонов не был индивидуалистом, ровно наоборот: его сознание детерминировано массовостью» – именно так Иосиф Бродский еще в 1973 отзывался о классике. Сегодня, спустя четыре десятилетия, эти слова по-прежнему актуальны. Как, впрочем, и сама постановка, за которую Карбаускис и Пегова – оба ученики Петра Наумовича Фоменко – получили Национальную театральную премию «Золотая маска». А Ирина, вдобавок, стала лауреатом «Хрустальной Турандот».

В романе «Счастливая Москва» Платонов был скуп на диалоги. Обыграв замысел писателя, актеры сами озвучили авторский текст. Словно отойдя в сторону, рассказали о себе в третьем лице. Это довольно-таки интересное решение режиссера,
которое позволяет актеру иначе прожить образ и посмотреть на своего героя с разных сторон.

Наблюдательный зритель может заметить еще одну отличительную особенность постановки. В спектакле используются только 3 цвета: черный, красный и серый. Минимальные декорации, одежда, аксессуары, цветы – всё выполнено именно в этих тонах, напоминающих о контрастах людских характеров и судеб.

Новым оказался не только сезон, но и актерский состав. Роль хирурга Самбикина впервые сыграл Евгений Миллер. В 2007, когда он был принят в труппу, за его плечами остался не только московский Театр им. Н.В. Гоголя, но и новосибирский академический молодежный театр «Глобус». Там же, кстати, играл и Иван Шибанов, исполнивший роль механика Сарториуса.
Москвой Ивановной Честновой стала Ирина Пегова. С бешенной энергетикой, горящими глазами, детским задором, харизмой и непосредственностью она, как верно назвал её Платонов, словно выросший ребенок: «Я раз видела одну женщину, она прислонилась лицом к стене и плакала. Она плакала от горя — ей было тридцать четыре года, и она горевала по своему прошлому времени так сильно, что я подумала — она потеряла сто рублей или больше».

Сама актриса так характеризует свою героиню: «К сожалению, в ней нет открытости к людям, она эгоистка. Спектакль Карбаускиса — о том, что любовь, семейная жизнь, счастье — это труд. Чтоб счастливым быть, надо трудиться душой: прощать, идти на компромисс. А Честнова не хотела тратиться на это. Как только чувствовала, что не так что–то складывается, сразу «линяла». У нее было предчувствие какого–то настоящего наслаждения, настоящей жизни. Всегда. Она ее искала, искала, ничего не нашла и умерла душой. Но она не там искала. Оно в простых вещах, счастье–то. Я играю заблуждение — попусту растраченную жизнь».

А, может, к таким вот «Честновым» надо относиться более лояльно? Может, для начала стоит принять несовершенство каждого из нас? Ведь даже Платонов в своем незаконченном романе это признавал: «Человек еще не научился мужеству беспрерывного счастья — только учится».

Ольга Абакумова, специально для MUSECUBE
Фото с сайта www.tabakov.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.