В театре ЦДР на Беговой сейчас можно увидеть спектакль по пьесе Лукаса Берфуса «Путешествие Алисы в Швейцарию» в постановке Виктории Звягиной.

Можно ли считать себя свободным, если у тебя нет права самостоятельно решать, когда и как умереть?
Имеет ли право человек на добровольный уход из жизни? И что можно считать доброй волей?
Кто имеет право решать человеческие судьбы? Alice013 b

На эти вопросы, наверное, нет однозначного ответа, потому что каждый рассуждает о жизни и смерти, исходя из своего мироощущения и миропонимания, основываясь на религиозных убеждениях и своём понимании смысла жизни.

Главный герой пьесы Густав Штром сделал смыслом своей жизни облегчать человеческие страдания. Он оправдывает смерть, видя в этом смысл своей жизни. Доктор Штром убивает людей, веря в то, что приносит пользу. Ту пользу, которую не могут принести человеку рассуждения о ценности жизни, о радости бытия, о загробной жизни, бесконечные уверения окружающих, что завтра обязательно будет лучше, чище и светлее, чем вчера. Только завтра, к сожалению, наступает не у всех. Многим суждено остаться в их «сегодня», снова и снова проживая день сурка в бессмысленных попытках доказать что-то миру и себе самому.

Алиса страдает от неизлечимого заболевания, мешающего ей полноценно существовать. Она мечтает о смерти как об избавлении от серости бытия, потому что её жизнь так и осталась чёрно-белой, она не стала похожей на цветные фильмы, в которых люди здоровы, любимы и счастливы. Ей не хватает любви, но она старательно прячется в своей болезни, как в коконе, не живя вовсе, а только лишь ожидая жизни. Но жизнь – это постоянная работа над собой, это взлёты и падения, это желание увидеть завтра. Потому что завтра – часть того, что ты сделал сегодня. А если ты не сделал ничего, то тебе суждено застрять в своём сегодня до конца жизни.

Многие из нас в детстве мечтали умереть на время. Так, чтобы только посмотреть, кто из одноклассников будет переживать, чтобы понять, насколько ты дорог окружающим тебя людям. Ненадолго уйти из мира и посмотреть на людей со стороны, чтобы понять ценность своей личности, своего существования в этом мире. Alice075 b

Спустя годы многие не утратили желания посмотреть на мир со стороны. Смерть – как способ перезагрузки, чтобы обязательно вернуться и жить как-то по-другому. Но обязательно вернуться. Обязательно! Иначе зачем умирать? Алиса, готовясь к смерти, впервые за долгие годы ощутила радость жизни: вкус пищи, яркость красок, красоту мира. Потому что последний кусок всегда самый вкусный, последний глоток всегда самый ощутимый, а последнее сказанное слово остаётся в памяти навсегда. Парадоксально, но неизлечимо больной Алисе для того, чтобы почувствовать радость жизни, нужно было ощущение скорой смерти. Главное – успеть сделать нужные выводы.

Спектакль очень жёсткий и очень конкретный. Каждый эпизод – самостоятельное художественное произведение, требующее глубокого осмысления. Многослойные сцены, лишённые романтического пафоса и сантиментов (зачем, собственно, вешать бантик на покойника?), заставляют задуматься о неоднозначности понятий «свобода», «жизнь», «смерть», «судьба» и «воля». Что на самом деле значит быть свободным? Ведь стоящий на карнизе боится не смерти, а самого желания прыгнуть вниз. Неизвестность притягивает нас, а мы лишь боремся со своими желаниями.

В постановке нет счастливых людей, нет счастья, есть только гнетущее ощущение безвозвратно утерянного.
Врач-убийца, облегчающий страдания одних засчёт страданий других (близких людей «пациентов»), не имеет права на счастье, т.к. несёт на себе тяжкий грех, каждую секунду терзаемый сомнениями о правильности принятых решений. Он не хочет иметь детей, т.к. не знает, нужны ли ему наследники, продолжатели его дела. Сомнение душит, сжигает изнутри, заставляя вновь и вновь самому себе объяснять сделанный им выбор, оправдывать свои поступки длинными рассуждениями о тяготах бытия обречённых. Зачем так много говорить, если ты точно знаешь, что прав?

Алиса, по собственной воле загнавшая себя в кокон – немецкий вариант чеховского человека в футляре, не желающего жить. Болезнь – оправдание нежелания бороться, искать, что-то делать, спотыкаться и падать в поисках счастья. Начать всегда сложно. Она так и не смогла сделать первый шаг. Alice087 b

Её мать в исполнении актрисы театра МХТ Ольги Яковлевой – измученная женщина, уставшая бороться за жизнь самого близкого ей человека. Родители не должны пережить своих детей – это закон жизни, это противоестественно. Самое страшное, что может случиться с человеком – это увидеть смерть собственного ребёнка. Так не должно быть.
Ассистентка врача Ева влюблена в образ борца за свободу человека. Романтический настрой скоро сменяется тяжким грузом вины за всё совершённое во имя идеалов, в которые сама не очень-то верит. Борьба за смерть сменяется желанием бороться за жизнь тех, кого ещё можно спасти.

Мы легко рассуждаем о смертной казни, когда уверены в том, что выносить приговор и исполнять его будет кто-то другой, но не мы. Чужими силами легче сворачивать горы и переплывать океаны. Мы легко рассуждаем о суициде как о тяжком грехе, когда мы сами в полном здравии. Мы легко рассуждаем о красоте внутреннего мира и души, когда сами не уродливы, и нам не надо терпеть косые взгляды и постоянно отворачивающихся людей. Мы размахиваем Библией перед носом отчаявшихся, и так же легко желаем смерти наступившим на ногу в метро. В своих рассуждениях мы легко казним одних и милуем других. Говорим о жизни и смерти. Философствуем, пока кто-то в эту самую минуту стоит на карнизе.
Возможно, проблема в том, что нам всё слишком легко? И нам просто стоит вспомнить, что из всех человеческих проблем только одна по-настоящему непоправима. И это смерть.

Давайте жить!

Ирина Ефремова, специально для MUSECUBE

Фотоотчет автора смотрите здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.