В Театре им. Ленсовета с 26 по 27 апреля прошла режиссерская лаборатория «Пространство драматурга» по пьесам Аси Волошиной. За два дня было представлено шесть эскизов. Каждому режиссеру предлагалась одна из пьес, которую ему предстояло воплотить на сцене. По окончании показа, на Камерной сцене прошло обсуждение-чаепитие. В нем участвовали все желающие вместе с режиссерами, актерами и самим драматургом.

Это лаборатория организована, чтобы понять единство и целостность художественного мира драматурга Аси Волошиной, — говорит модератор обсуждения, Екатерина Кострикова, — И, конечно же, нужно, чтобы мы поговорили об этом целостном или наоборот, нецелостном мире. И о вопросе, насколько драматургия сценична или не сценична.

Это уже четвертая лаборатория. И каждый раз ведется поиск новых подходов, экспериментируют с подачей, сценографией и игрой актеров. Задача лабораторий – выявить недостатки, найти необычные решения постановки, прощупать саму пьесу и дать толчок к созданию нового спектакля.

Лаборатория – это возможность сделать что-то, что я бы никогда не сделал бы, работать с чем-то, с чем я никогда еще не работал, — комментирует режиссер Георгий Цнобиладзе.

Каждый эскиз – это работа режиссера над пространством пьесы. Он создает из словесных образов картину на сцене. Режиссер извлекает из пьесы главный смысл, проникается атмосферой и настроением. Нахождение предмета воплощения текста и является главной задачей режиссера. Понимание текста и его символическое представление проходит через голову и его мысли. И посредством каких-то ходов и приемов появляется уже другой продукт. То есть это и есть плод работы режиссера с драматургом.

Мы хотим сказать про пьесу, а не про текст, — отметил главный режиссер театра Юрий Бутусов перед началом одного из эскизов, — Мне кажется, это важно чтобы режиссер это понимал.

Этюды были представлены на разных площадках. И все они имели исключительные особенности. Возможно, освоение этих пространств и было в какой-то степени еще одним испытанием лабораторией. Стена из зеркал в эскизе «Пациенты» режиссера Айдара Заббарова отлично вместилась в концепцию истории. А режиссер эскиза под названием «Шинель Гоголя», Георгий Цнобиладзе, выбрал площадку «Чердак». Она представляет собой две большие комнаты, разделенные стеной и двумя проходами. Зрители располагались в трех противоположных углах, соответственно, каждый видел эскиз со

своего угла обозрения. И это пространственное решение имеет в какой-то степени перформативный характер.

Эскиз «Аппликации» в постановке Полины Неведомской заинтересовал гармоническим сочетанием видеоряда с театральным действием. «Живое» озвучивание персонажей на экране, кадр как продолжение пространства сцены и появление роли самого писателя показали экспериментальный и смелый характер режиссерской работы.

В эскизе Марии Селедец «Человек из рыбы» отсутствовали определенные режиссерские ходы и решения. По признанию самого режиссера, сама пьеса была очень тяжелой, в ней раскрывались вопросы о взаимоотношениях человека с творчеством и самим собой. Поэтому была выбрана простая подача текста. Статика действия, которую можно сравнить с поэтикой языка Чехова.

Начало эскиза «Гибнет хор» режиссера Антона Оконешникова окутало зрителя темнотой и интригой звуков. Хоровые песни, колыбельные мотивы и нарастание шума заставили смотреть сцену с трепетом. Режиссер решил убрать из действия главную героиню пьесы. На это обратил внимание Юрий Бутусов, отметив данное решение не самым удачным.

На обсуждениях прозвучал еще один немаловажный вопрос: почему современные пьесы так трудно пробиваются на сцену? Нельзя сказать, что в наше время мало талантливых драматургов. Но у людей возникло стереотипное видение этих пьес, и они воспринимают их только как эксперимент.

Мне кажется, лаборатории – это страшный вред, — отвечает Юрий Николаевич, — потому что мы так привыкли, что это звучит на лабораториях, что не представляем этот текст в другом формате. Все режиссеры относятся к этому, как к лабораторному материалу. Это какой-то серьезный штамп в голове. Если мы относимся к этому как к эскизу, то он и остается эскизом.

В конце обсуждения Юрий Бутусов привел слова Товстоногова: “к современному тексту нужно относиться, как к классическому, как будто это что-то невероятно психологическое, обросшее уже штампами, а к классическому нужно относиться очень легко, как к современному тексту. И тогда вытекает какая-то другая энергия”.

Ася Волошина глубочайший психологический драматург, как отметил главный режиссер театра. Она говорит о человеке и невозможно рассматривать ее пьесы без психологии.

Вероника Галкина, специально для MUSECUBE
В репортаже использованы фотографии Николая Яковлева, предоставленные Театром им. Ленсовета

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.