dThBJtnMFaAУже не одно поколение зрителей ходит в театр им. Ленсовета, чтобы посмотреть на игру народного артиста России Сергея Мигицко, хотя в данном случае звания и регалии не являются основным побудителем интереса. Все дело в том, что этому артисту театральная сцена Ленинграда-Санкт-Петербурга давала и дает возможность чувственно раскрыть свой актерский потенциал, и он это более чем успешно реализует. 10 января Сергей Мигицко выступил в главной роли, прожить которую мечтал очень долго, – в театре им. Ленсовета состоялся спектакль «Дон Кихот» режиссера Александра Баргмана. В основу постановки была положена пьеса Михаила Булгакова «Дон Кихот», повествующая о печальных странствиях рыцаря Дон Кихота из романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» испанского писателя шестнадцатого века Мигеля де Сервантеса.

Сценическая судьба пьесы, написанной в 1939 году, в интерпретации Баргмана развивалась в соответствии с реалиями XXI века, несколько унифицированными и обобщенными. С первых минут спектакля и актеры, и режиссер как будто мягко сняли ареол важности и значимости заявленной темы, предлагая сконструировать образ рыцаря самостоятельно. Под бравые ритмы серенады композитора Кабалевского из радиоспектакля «Дон Кихот» героев Сергея Мигицко и Александра Новикова (Санчо Панса) облачили в бутафорские доспехи, наклеили усы, создали испанскую атмосферу стилизацией костюмов и движениями табора веселых музыкантов. В роли последних, а так же в роли монахов, островитян, посетителей трактира, свиты герцога и разбойников выступили студенты Санкт-Петербургской академии театрального искусства, ставшие полноценной молодой труппой театра. Но вот эта отсылка к истории, где персонажи похожи на самые известные иллюстрации к роману, выполненные французским художником Гюставом Доре, – пожалуй, единственный момент, напоминающей о Европе периода открытий Колумба.

UfQzviMnLdY«Дон Кихот» Баргмана – спектакль в большей степени булгаковский, со смыслами, скорее синонимичными веку нынешнему и веку минувшему. Он избегает политических ремарок, данных писателем, но являет собой цитаты и символы из другой прозы Булгакова, в частности, отсылает к «Театральному роману» и дневниковым записям жены Булгакова, Елены Сергеевны о смерти мужа.. Финальными аккордами ударяет булгаковское стихотворение от первого лица:

«Как птиц полночных голоса
Во мне живут чужие души.
Без них оно наверно лучше,
Но так решили небеса.
Мне судеб их не изменить,
Им не пробиться из тумана…
И всё вокруг полно обмана,
И тянет время свою нить…»

Эволюционировавший на глазах зрителя из интеллигентного пожилого обитателя традиционной ленинградской коммуналки в рыцаря без страха и упрека, герой Мигицко устремляется вдаль, не иначе, как к иллюзорному миражу. Этот Дон Кихот не воюет и не борется с ветряными мельницами, становясь антагонистом мира. Он пребывает в состоянии трогательного неистовства, иногда оправданного, иногда не совсем. Нет доспехов? Не беда, рукомойник и ведро сойдут за шлем, а перья сослужат службу метафизического снега. Дон Кихот «мается в чужой судьбе», «обжигает чужою болью память» и свято верит в истинный, благолепный свет своей Дульсинеи, чей образ бережно проносит в душе. Вот только Дульсинея Тобосская (Анастасия Дюкова) на самом деле вовсе не возвышенная возлюбленная, я пьянчужка-соседка по квартире.

LKufgGO5jwYВысокие обшарпанные стены с лепниной под потолком – прекрасный ход художника Анвара Гумарова, который в одной декорации выразил всю грустную иронию одинокого рыцаря. Размыкающиеся конструкции создают видимость странствий, меняя картинки, как калейдоскоп. На эти же стены проецируются кадры хроники двадцатых годов, дань булгаковскому настроению, на них же мелькают сцены из знаменитой экранизации Козинцева. В финале, выполненном в жанре выразительно-грустной пантомимы, на них садятся голуби, которых кормит Дон Кихот, отрывая от себя последние капли жизни. Первый порывистый шаг из окна старой петербургской квартиры для старого поэта и его доблестного оруженосца оказался гибельным входом в дверь-портал фантастически несправедливого мира. Из уютных, привычных полуразрушенных сцен они романтически-безоглядно бросились в мир, далекий от их благородных представлений, блокирующий все чувства и стремления, чтобы безмолвно и смиренно пропустить через себя образ зла и порока.

Елена Бачманова, специально для MUSECUBE

Фотографии Виктора Васильева предоставлены театром имени Ленсовета

Следующий спектакль смотрите 18 января.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.