Ты должен быть сильным, иначе зачем тебе быть?
Фото Юлии Смелкиной

Театр имени Ленсовета закрыл зимний сезон Премьерой спектакля «Морфий» по одноимённому рассказу и сборнику «Записки юного врача» М.А.Булгакова.

Лаконично оформление сцены: три вращающиеся панели, представляющие то стены комнаты в доме врача, то превращающиеся в смотровую с белым, местами облупившимся кафелем. Два стула в тон. У левой стены вешалка, на ней несколько белых халатов и пара тёмных пальто. Справа блестящий стальной стол для осмотров. На полу забытая кем-то газета «Русский Инвалидъ».

Выходит главный герой: интеллигентного вида молодой человек в белой сорочке и мешковатых бежевых брюках. На нём коричневая атласная жилетка с бордовым отливом и галстук-бабочка, на ногах коричневый ботинки. На его ещё юном лице стильные круглые очки «для солидности». В руках истрёпанная тетрадь с пожелтевшими страницами в чёрном коленкоровом переплёте. Те самые «Записки юного врача», которые автор решился опубликовать спустя десять лет с трагической гибели героя. Далее мы видим развитие в параллели, в противопоставлении, истории доктора Бомгарда, и врача, ставшего морфинистом, Сергея Полякова.

Пролистывая подписку газет, в разделе «Театральная жизнь» Полякову попадается анонс оперы «Аида», перед глазами всплывает картина: Амнерис исполняет арию о возлюбленном. На сцене высокая худощавая брюнетка в шёлковом чёрном платье в пол, обнажающем плечи. Она возлюбленная молодого врача, через год оставившая его. Стремясь исцелить душевные раны, он едет в глушь. Но воспоминания накатывают снова и снова мучительной волной, на глазах доктора появляются слёзы. Боль внутренняя терзает и физически: от нестерпимых мук он решается попробовать лечиться морфием, это помогает на первых порах забыться и получить облегчение, но становится роковой ошибкой, перейдя в пагубную привычку. Завораживает игра актёра Ивана Шевченко, на лице которого отражается целый спектр эмоций и переживаний: от радостного возбуждения до злости и отчаяния, от спокойной уверенности и целеустремлённости до эйфории и страха потерять себя…

Тем временем антипод Полякова, доктор Бомгард, очень скоро осваивается на новом месте, и вместо исполненного сомнений новоиспечённого выпускника университета мы видим талантливого и способного доктора, возможно даже, будущего светилу, профессора медицины.

А внутренняя надломленность, которую пытается преодолеть Поляков, забываясь в наркотическом трансе, неминуемо переходит в зависимость. Ломки от отсутствия препарата очень красноречиво и страшно показаны актёром: я так и просидела, практически не шевелясь, весь спектакль, вцепившись в ручку кресла. Пугает и состояние эйфории, охватывающее его после получения заветной дозы: то кружения и галлюцинации, то танцы в кокаиновых облаках в страшном безумном веселье…

Доктор Бомгард успешно практикует: скольким больным крестьянам он уже смог помочь! Порой, вытаскивая пациентов с того света, ловко и со знанием дела оперируя и леча их в уездной больнице, только за год приняв порядка пятнадцати тысяч человек! Слух о нём всё шире распространяется по уезду и за его пределами.

Болезненная зависимость Полякова сказывается всё сильнее: даже решившись на лечение, он бежит из клиники, прихватив с собой из аптеки кокаин. Герой в чёрном пальто и тёмных очках, в руках большой чёрный зонт — теперь он ещё и вор, внешне похожий на спецагента. Бежит в соседний уезд, откуда недавно перевёлся его друг Бомгард. Доза, необходимая уже просто для того, чтоб быть в форме и практиковать, всё растёт… Даже любимая женщина, которую играет актриса Владислава Пашенко, одна из фельдшеров в глухом Горелове, не может помочь. Она становится близким другом доктора, искренне любя и жалея его, но конец уже предрешён. Собрав последние силы в кулак и мучаясь от ломки и интоксикации, обнажённый и мокрый от бессилия, терзаемый язвами снаружи и неспособностью переломить себя, Поляков решает обратиться за помощью к другу Бомгарду, пишет ему письмо в город. Не раз перед глазами страдальца встаёт образ профессионального рая: светлая и просторная столичная клиника, белые экраны, стерильные накрахмаленные простыни… Как антипод той больницы, занесённой метелями и погребённой под снегом в глухом, забытом Богом уголке… Мечта, а не работа! Но он не выдерживает очередной накатившей волны отчаяния, и, добыв где-то пистолет, стреляется.

Сильный и талантливо поставленный спектакль, постепенно забирающий внимание зрителя и держащий его в напряжении почти до самого конца. Так живо и страшно показаны реалии человека, сломленного и погибшего от наркотической зависимости, не сумевшего справиться с жизненными испытаниями, выпавшими на его долю. Также ярко и живописно рассказана и история его антипода доктора Бомгарда, умницы и таланта, способного и одарённого. В сознании зрителя формируются две истории реализации жизненной перспективы личности, которые были доступны из одной отправной точки. Как созвучно и остро они откликаются в душах и умах зрителей! Как правдиво, живо и реалистично показана в спектакле жизнь и смерть человеческого духа. Спасибо большое режиссёру Евгении Богинской и актёрам!

Марина Чистякова специально для Musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.