«Гений и злодейство –

 две вещи несовместные»

 Вечером 8-го марта, когда в Петербурге еще присутствовала атмосфера самого нежного праздника, в Большом театре кукол царила отнюдь не весенняя беззаботность. «Луна Сальери» – серьезный рассказ Руслана Кудашова о зависти, гениальности и душевных терзаниях людей искусства.

А.С. Пушкин написал знаменитую пьесу «Моцарт и Сальери», где рассказал о двух талантливейших людях с разным взглядом на музыку, искусство, жизнь. Моцарт – гений, создатель прекрасного, называющий свои шедевры «безделицей». Потому Сальери искренне поражается тому, как он «мог остановиться у трактира и слушать скрипача слепого», когда нес свое новое гениальное творение на «суд» к другу.

«Ты, Моцарт, не достоин сам себя» – так считает Сальери, это его и гложет. Композитор признает необыкновеннейший талант Моцарта, которым, увы, не обладает сам. А. Пушкин нам показывает зависть людскую, говорит о том, на какие ужасные вещи она может подтолкнуть человека. А мы уже, читая, сами решаем, осуждать ли Сальери за его помутнение. И, в большинстве случаев, мы осуждаем композитора.

Р. Кудашов же в марионеточном спектакле решил сделать акцент конкретно на душевных переживаниях самого композитора. Хотелось разобраться, а действительно ли Сальери – злодей, люто завидующий Моцарту? Ведь если слушать музыку Сальери, невозможно сказать, что она дурна собой. Возможно, композитор просто создавал все благодаря, как мы сейчас говорим, «усидчивости» и трудолюбию, в то время как у гениального Моцарта произведения могли рождаться во время бессонницы.

Почему же называется спектакль «Луна Сальери»? Через призму чего-то космического идет передача эмоций композитора. Изначально мы встречаем Сальери, смотрящего на недосягаемую для него луну. В последнее время его посещают дурные видения и кошмары. Сальери не просто угнетен, он по-настоящему изнемогает уже от своих мук и размышлений о гениальности другого, кто дар свой не может оценить в полной мере.

«Представь себе… кого бы?
Ну, хоть меня — немного помоложе;
Влюбленного — не слишком, а слегка —
С красоткой, или с другом — хоть с тобой,
Я весел… Вдруг: виденье гробовое,
Незапный мрак иль что-нибудь такое…
Ну, слушай же»

И после таких слов Моцарт начинает играть свой новоиспеченный шедевр. В это время Сальери в своем воображении отчетливо представляет себе следующую картину: счастливый и беззаботный Моцарт с девушкой (будь то муза или «красотка») парит верхом на рыбе где-то там, в высоте. Себя же Сальери видит приземленным человеком, так жаждущим хоть чуточку выше взлететь над этим бренным миром, но ему этого, увы, не дано… Не выдержав и все-таки отравив Моцарта, Сальери успевает сказать ему следующее: «Эти слезы впервые лью: и больно и приятно, как будто тяжкий совершил я долг».

И на какое-то время Сальери действительно пребывает в состоянии спокойствия с чувством выполненного долга, ведь он избавил мир от слишком талантливого гения. Тем самым он дал вздохнуть свободнее не только себе, но и другим композиторам, которые могут еще что-то привнести в мир искусства. Так считал Сальери. Но после он снова представляет себе Моцарта, точнее, его свободный бестелесный дух, и буквально видит, как тот смог добраться до такой недосягаемой для Сальери луны. И Моцарт снова со своей музой, беззаботен и счастлив, каким и был в жизни. Тогда же несчастный Сальери задумывается о несовместимых вещах, названных ему Моцартом. И категорически отказывается с этим соглашаться. А согласитесь ли вы, что «гений и злодейство – две вещи несовместные»?

Анастасия Кулипанова, специально для Musecube

Фотографии Екатерины​ Горчаковой

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.