Выжить вопреки

Порой театр уходит совсем далеко от сугубо развлекательной функции, образуя плотную смычку с проектами социальной направленности. Дело это во всех отношениях важное и нужное, и замечательно, что режиссеры  раз за разом обращаются к такой тематике. В театре «Балтийский дом» не так давно прошла премьера спектакля Романа Кагановича «Я сижу на берегу», в основу которого легла биография во многом уникального человека Рубена Гальего.

Для справки: Рубен Гальего  был парализован с самого рождения, все детство его прошло в специализированных интернатах. Казалось бы, шансов на нормальное существование при таком раскладе не так уж и много. Однако ему удалось не просто выжить в рамках чудовищной казенной системы, но и получить образование, сделать карьеру журналиста и писателя, создать семью и стать отцом. Сейчас Рубену 52 года, он проживает в Израиле. Невероятно счастливое исключение, которое, к огромному сожалению, лишь подтверждает печальное правило. Ведь не секрет, что судьба подавляющего большинства подопечных государственных учреждений для инвалидов поистине трагична. Безысходностью пропитаны сами стены, безразличие царит в душах большинства сотрудников.

Роман Каганович строит свой спектакль на острых контрастах: существованию больных детей, обитателей специализированного интерната, он противопоставляет  гротескно-утрированных персонажей второго плана, от санитарок  до взрослых пациентов. По задумке режиссера, все события разворачиваются на цирковой арене, и такой, казалось бы, циничный символизм тут абсолютно оправдан. Всем здесь заправляет подтянутый укротитель с огромным хлыстом, любитель отборного черного юмора, кажется, начисто лишенный сострадания, – воплощение самой системы подобный учреждений.

Череда историй, в которых больные рассуждают о жизни и смерти, добре и зле, прикидывают наименее болезненные варианты суицида. Кто-то пишет из последних сил еле-еле движущимися руками в толстой тетради  письмо маме, кто-то  с легкостью решает в уме сложные задачи по физике, но не может самостоятельно сходить в туалет. Время от времени рассказываются параллельные истории о взрослых пациентах – и это едва ли не самые тяжелые моменты спектакля. Никому не нужные больные люди, словно бы выпотрошенные системой, выбирают собственноручную  смерть взамен продолжению такого унизительного существования в полутюремных больничных стенах. Герои эти, по режиссерскому замыслу, внешне словно бы вышли из яркого зрелищного мира клоунады, но судьбы их трагичны до невозможности. И вот этот по-настоящему жуткий контраст между внешним и внутренним не может оставить равнодушным ни единого зрителя.

Но «Я сижу на берегу» – не шоковая терапия и пустая слезовыжималка. Спектакль Романа Кагановича получился многоплановым, сложносоставным и оптимистическим по духу. Все противоречивые приемы здесь абсолютно оправданы, никакой спекуляции на сложнейшей теме нет и в помине. А фрагмент видеобеседы между режиссером и самим Рубеном в финале спектакля  четко дает нам понять: даже самые страшные испытания человеку под силу, он способен их пережить и даже воспринимать с долей иронии. И ради этого посыла, кажется, и делалась постановка.

Марина Константинова специально для Musecube

Фотоотчет Екатерины Горчаковой смотрите здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.