Зло станет правдой, правда – злом, взовьемся в воздухе гнилом

OLYMPUS DIGITAL CAMERA«Зло станет правдой, правда – злом, взовьемся в воздухе гнилом…»

– именно так говорили Шекспировские ведьмы, предвещая беду, в одной из его наиболее известных трагедий «Макбет». 23 сентября сцена и зал театра-фестиваля «Балтийский Дом» на полтора часа приняли весьма непривычный для зрителей облик, погрузившись в густой туман и беспросветную зловещую тьму. Шла новая постановка «Макбет», созданная ведущим режиссёром современной театральной Европы, Люком Персевалем. Российская публика впервые познакомилась со столь нестандартным видением пьесы ещё в мае. Именно тогда состоялась премьера спектакля в России. Уже в то время спектакль вызвал шквал эмоций и бурные обсуждения в театральной среде. Постановка Люка Персеваля имеет довольно-таки мало общего с основным сюжетом пьесы Шекспира. Многие сцены вырезаны из спектакля полностью. Всё дело в том, что «Макбет» глазами Персеваля– это буйство страстей, взращенных на почве сложных и весьма противоречивых взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Именно этому аспекту режиссёр уделяет максимум своего внимания. Спектакль идёт полтора часа без антракта.

С самого начала становится понятно – зло действительно стало правдой, предсказания ведьм сбылись. Спектакль больше похож на инсталляцию, жанр, не подразумевающий акцента на начале представления. Зрители заходят в зал и первым делом сквозь туман видят на сцене сложный рисунок сплетённых в единую головоломку труб, подвешенных к потолку. Все рассаживаются по своим местам, гаснет свет и, погружённые в темноту, люди около 15-ти минут всматриваются в мрачные силуэты, медленно передвигающиеся по длинной световой дорожке на сцене, исходящей от дверного проёма где-то за сценой. Тени – то появляются, то исчезают, поглощённые тьмой. Абсолютная тишина, как в зале, так и на сцене, только добавляет действию напряжённости. Единственные звуки в спектакле первые 15 минут – жалобные поскрипывания зрительских кресел и редкий шёпот недоумевающей публики. Люди, пришедшие на спектакль, долгое время всматриваются в тревожную пустотув попытках понять, что происходит. Тех, кто знаком с пьесой Шекспира, условно можно разделить на две категории людей: готовых к восприятию современного искусства и иной трактовке текста и не готовых к такому восприятию. Люди из первой категории почти наверняка по достоинству смогут оценить задумку режиссёра, вторые, вероятно, будут разочарованы. Не знакомым с пьесой зрителям объективно воспринять спектакль будет очень трудно.

OСтруктура спектакля такова, что главными и, по сути, единственными героями в нём являются леди Макбет и сам Макбет. Все остальные персонажи уходят далеко на задний план и представляют собой скорее голоса в голове главного героя, чей внутренний мир буквально перевернулся с того момента, как он получил известие от ведьм о грядущей славе короля и поделился им с леди Макбет. В душе женщины появилась надежда на лучшую жизнь с мужем, отношения с которым давно сошли на «нет», и она готова пойти на всё, чтобы вернуть былую страсть, даже на убийство. Он жаждет славы, но его душа не достаточно черна для совершения такого злодеяния: «Подлинные страхи слабей, чем ужасы воображения: мне самый призрак этого убийства так потрясает строй души, что разум удушен грезами и поглощен несуществующим». Макбет, подстрекаемый любимой женщиной, проходит все круги ада внутри себя. Ужасные видения, преследующие его призраки, мысли, от которых не сложно сойти с ума – всё это вызывает страшные мучения главного героя. Не в силах совладать с внутренними демонами, он постоянно пьёт и периодически опускает голову в ведро с водой, чтобы хоть немного привести себя в чувства. Леди Макбет противна слабость собственного мужа: «Или твоя надежда была пьяна и вот теперь, проспавшись, зеленая и бледная, глядит на прежний пыл? Твоя любовь, я вижу, во всем подобна ей. Иль ты боишься таким же быть в своих делах и в мощи, как и в желаньях? Ты владеть хотел бы тем, в чем ты видишь украшенье жизни, живя, как трус, и сам же видя это, отдав “хотел бы” под надзор “не смею”, как бедный кот в пословице»?

Головоломка из труб на сцене будто символизирует спутанность мыслей главных героев. На протяжении спектакля все остальные герои-тени остаются на сцене, будучи запутанными в трубах. Все полтора часа зрители находятся в максимальном напряжении. На сцене разворачивается драма, в которой столько безысходности и надрыва, что кажется, будто вот-вот и в настоящей жизни произойдёт что-то действительно непоправимое. Превосходная игра Марии Шульги (леди Макбет) и Леонида Алимова (Макбет) задевает все струны души и заставляет сердце часто биться. Иногда наступают моменты, когда хочется опустить голову в ведро с водой на сцене, настолько велико напряжение.

В спектакле также участвует гитарист Павел Михеев, который то одной нотой, то одним аккордом или целой импровизацией объясняет происходящее порой куда яснее, чем любые слова.«Макбет» Люка Персеваля ориентирован на публику, способную воспринимать спектакль скорее чувствами, чем головой, а такой публики в России немало.

Галина Пышнограй, специально для MUSECUBE

В репортаже использованы фотографии Владимира Луповского, предоставленные театром-фестивалем Балтийский дом


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.