Практически вся поэтическая общественность Москвы знает о Маяковских чтениях. А тому, кто не знает, можно легко прочитать о них в контакте следующее: «Традиционные поэтические вечера у памятника Маяковскому. Традиция существует в 1959 года. Проводятся раз в месяц, каждое последнее воскресенье месяца в 18:00»

Расцвет современных Маяковских чтений пришелся на лето 2012 года: на волне оппозиционного движения неравнодушные молодые граждане-поэты приходили ругать власть именно туда. Пронзительные стихи о несовершенстве системы, коррупции,  полицейском контроле звучали там особенно хлестко. Фото, видео, снятые на профессиональную камеру, говорили о том, что все становится серьезно, что «гражданская совесть» должна транслироваться народу в сети, заставлять людей думать и выражать свои мысли публично. Однако, острая реакция на общественно-политические  события чересчур занимает собравшихся, и, порой, вытесняет поэтическую составляющую. Получается своеобразный крен. Здесь лучше читать плохие стихи с политическим вызовом, чем хорошие о чем угодно. Мат не возбраняется. Иногда он прекрасно вписывается в общий замысел и посыл стихов, иногда звучит по-подростковому демонстративно, неуместно и некрасиво.

Одного известного автора как-то спросили: «Что ты думаешь о Маяковских чтениях»? Он ответил весьма лаконично: «Х#й, г#вно и оппозиция». Пожалуй, все эти слова частенько встречаются в строках поэтов этой тусовки. Особенно, первые два.

Как и везде, у «чтений» есть свои звезды, любимые авторы, которые, пожалуй, пишут на порядок лучше основной массы. Именно они задают тон, задор собраниям. Например, это небезызвестный Арс Пегас и поэт Данни Берковский:

 

«Руки трясутся. Кусайся, реви!
в сторону центра из спальных районов марширует пехота.
господь!
дай мне выжить среди смертной любви
и
московской горячки, облитой потом»….

 

Помимо харизмы, эти люди имеют способность думать и выражать посредством рифм мысли ярко и красиво.

Интересен и Михаил Кедреновский – хулиган и матершинник с  претенциозной подачей себя. Его реакция на исход суда над Pussy Riot вылилась в такое стихотворение:

«Пиво не лезет в горло,
Чувство юмора мне изменило.
Общий режим. Два года.
Ликование в стане Кирилла.
Приговор оглашен и подписан,
Гуляй, православный казак!
Под завязку набит активистами
Очередной автозак.
Надежно закрыты Пусси,
Все проделано в лучшем виде.
Ты теперь в безопасности, Иисусе,
Никто тебя не обидит!»

Творчество, самовыражение,  свободный микрофон, о котором организатор этих встреч Матвей Крылов заявил в одном из интервью —  все, казалось бы присуще Маяковским чтениям. Но. На встречах порой присутствуют «политические провокаторы» от оппозиции, которые перехватывают инициативу у ведущего и организатора, и начинают гнуть свою линию проведения встречи, «форматируя» выступающих. Философских разговоров мы тут тоже уже не услышим. Вот этого поистине жаль. Традиция проведения чтений вроде и сохранена, но не сохранена их многогранность.  Только политика, только реакция, только клеймящие власть стихотворения.  Очень странно порой это выглядит. Представим, что в конце 50-х у памятника Маяковскому заткнули бы рот Белле Ахмадуллиной, читающей о любви.

А мы тут о свободе, между прочим, все это время говорили. О свободе самовыражения, о том, что у каждого пришедшего есть право  выступить, высказаться стихами перед собравшимися…

Получается парадоксальная ситуация: на самых свободных и беззапретных поэтических чтениях появляется цензура…на любовь.

Любовь Малиновская, специально для MUSECUBE

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.