mgzavrebi

15 и 16 ноября Мгзавреби представят москвичам свой седьмой альбом GEO, а затем поедут в тур по городам-миллионникам России. Успех этих грузин поразителен, их любят и ждут, как самых родных, самых близких, а песни поют всем залом. Пластинка GEO уже доступна в сети, а мы тем временем взяли у них интервью.

Вы закончили запись седьмой пластинки, это большая работа. Скажите, кто ваша муза? Кто или что вдохновляет на творчество?

Муза для нас – это жизнь, семья и любовь. Если говорить лично обо мне, то это моя жена и ребенок. Мы поем обо всем, что происходит в нашей жизни. И, наверное, если включить первый альбом, то можно услышать, пение восемнадцатилетних парней, а на пластинке GEO– уже тридцатилетние мужчины. Мы черпаем вдохновение из всего, что происходит: от радости и горя.

Кто предложил попробовать новые инструменты чунири и чибони? На них кто-то уже умел играть или пришлось немного подучиться?

Что касается инструментов, то пришлось подучиться. Бежо сыграл на чунири, а на чибони – Гуга. Нам хотелось сделать что-то необычное с этими инструментами, чтобы они прозвучали не так, как звучат в грузинском фольклоре. Слыша их в песнях, многие принимают их за скрипку или альт. Я даже радуюсь — цель достигнута: они звучат по-особенному. Когда пришла идея использовать чунири и чибони, мы заказали их в сёлах Западной Грузии, потому что там их делают. Ждать пришлось около четырех месяцев! К сожалению, не так много хороших мастеров осталось, но мы нашли самых лучших, и они сделали нам идеальные инструменты.

Как вы выбирали студию?

Все двенадцать лет мы записываем альбомы сами: и микс, и мастеринг делаем самостоятельно. Это касается и первой пластинки, и второй, и третьей. Потом, конечно же, были предложения из больших студий: и в Грузии, и не в Грузии. Мы пробовали там записываться, но ничего не вышло. Мы приходили в эти студии, как на работу, там работали люди (именно работали!), а у нас ничего не получалось, потому что мы привыкли к свободному графику: ночь, день, утро — не имеет значения, если есть, что сказать и записать, мы запишем это в любое время суток.
 
Кто занимался сведением пластинки?

Последние два альбома нам помогает наш друг Георгий Гварджаладзе, который делает с нами микс, а потом мы вместе занимаемся мастерингом. Он очень хороший музыкант и саунд инженер, профессионал своего дела. Для записи альбома GEO мы сделали прекрасную студию. Жена нашего клавишника Давида Угрехелидзе предложила нам первый этаж дома, который построил ее дедушка. Там очень хорошая атмосфера, большой зал, где дедушка любил сидеть со своими друзьями, наверняка, там были застолья, так как там был камин. Там же стоял рояль Bluthner, который звучит на пластинке GEO. На нем не играли, наверное, лет тридцать, но мы настроили его и записали.

Сейчас модно записывать пластинки в Британии, в Германии, в Штатах. Вы хотели бы записать следующий альбом заграницей?

Да, есть такая тенденция, но мы об этом не думали. Нам проще что-то докупить для студии: микрофоны, саунд карты итд, чтобы все звучало так, как мы это задумали. У нас нет возможности переехать в штаты на 3-4 месяца, приходить в студию тогда, когда нам хочется и работать в том ритме, в котором нам хочется, а прилететь на короткий срок и приходить в студию каждый день как на работу – не получится. Но вообще я считаю, что контент стоит на первом месте: важно, что ты поёшь и играешь. Я знаю много исполнителей, у которых первый альбом записан дома, а звучит очень хорошо и всем нравится. А потом эти же музыканты записывают альбом в Штатах или Германии, но результат, увы, другой.

mgzavrebi

Планируете ли вы съемки клипов на новые песни? На какую песню в первую очередь? И есть ли уже идеи клипов?

Да, планируем, есть много идей. Как ни странно, они появились у меня в голове! Хотелось бы, снять клипы на песни Rambo и Ananke. Возможно, это будет мой некий режиссёрский дебют. Режиссёрский дебют среднего актёра, ведь я среднестатистический, дипломированный актер. Идеи клипов, по-моему, довольно неординарные. Мне не хочется снимать простые клипы, где есть две линии: мы поем, а пары влюбляются или разводятся, или происходит какая-то другая «движуха», это уже не цепляет. Мне хочется сделать что-то иное, и когда закончится тур, после Нового Года, я думаю, мы это осуществим.

Раньше у вас был лейбл, а теперь вы решили издавать пластинку сами. Почему?

 

Мы сотрудничали с лейблом «Снегири». Олег Нестеров очень-очень талантливый, хороший, добрый человек, который много для нас сделал. В целом лейбл «Снегири» нам сильно помог. У нас был контракт, а после истечения его срока мы мирно расстались, и продолжили делать все сами. Нам помогает наш большой друг и директор Валерий Просвиров. Но и с Олегом у нас остались теплые отношения, я его очень люблю и уважаю как музыканта и человека.

Какой ваш любимый грузинский фильм? Какая песня с вашего нового альбома могла бы стать его саундтреком?

Мой? У меня много любимых фильмов. К примеру, есть режиссер Тенгиз Абуладзе и у него есть фильм «Древо Желаний», снятый по мотивам новелл Георгия Леонидзе. Наша музыка, наверное, подошла бы для финальных сцен, но кто бы ее взял? Но помечтать можно!

Вы отправитесь в тур по России. Отличается ли приём публики, к примеру, у северян в Красноярске и на юге в Краснодаре? Какой ваш любимый город России?

Грядет огромный тур из двадцати концертов, такой тур у нас был только один раз, это было 3 года назад. Я очень сильно волнуюсь, потому что когда материал «отыгранный», ты примерно знаешь, как отреагируют слушатели, но сейчас не знаю, не знаю. Я надеюсь, всё будет хорошо. Что касается того, как принимают… Везде принимают очень хорошо. Мы исходим не от людей и не от пространства, а от себя. Давно уже заметили, если ты веришь в то, что ты делаешь и то, что ты делаешь искренно (хотя я не люблю это слово, он очень громкое, но сейчас другое как-то не вспомнил), так вот если ты делаешь все от сердца, обязательно тебе будут хлопать. Если ты поешь о любви и любишь, поешь о горе и страдаешь, и это видно, то обязательно люди будут хлопать, и концерт пройдет хорошо. Так что везде: на юге и на севере, везде нас очень хорошо принимают наши друзья-слушатели.

Какой будет следующий глобальный шаг в творчестве после GEO и тура?

Что будет после тура я, честно, не знаю. Самый нелюбимый мой вопрос: «где ты видишь себя через 5 лет, через 10 лет?». Мне задавали этот вопрос, когда мне было 18, и я тогда вообще думал, что буду актёром. А до этого, когда мне было 17, я думал, что буду юристом, а потом я стал музыкантом. Поэтому что будет после тура, я не знаю. Хотелось бы концертов и вдохновения для нового материала.

Наталья Красильникова, специально для musecube

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.