30 июня в Малом зале Филармонии им. Д. Д. Шостаковича концерт, который дал известный российский арфист-виртуоз Александр Болдачёв, стал истинным торжеством для любителей классической музыки. По составу программы это был один из самых ярких и лиричных концертов Филармонии нынешнего сезона.

b2Посреди пустой сцены горделиво красуется арфа: высокая, стройная, величественная, притягивая взгляды всех, кто входит в зал. В зале нет ни одного свободного месте. Непривычно много молодых людей и девушек, что не может не радовать: это означает, что личность музыканта и его игра вызывают неподдельный интерес у молодого современного поколения.

Первое отделение концерта «открывают» вариации на темы из опер Моцарта «Свадьба Фигаро» и «Волшебная флейта» Лорена. На сцену выходит 25-ти летний арфист: садится за инструмент, на несколько секунд опускает голову, закрывает глаза, собираясь с мыслями. Поднимает руки и касается струн. Это очень интригующий момент: в наше время не часто приходится видеть и слышать игру мужчины-арфиста. Такое сочетание, которое еще пару веков назад не было редким и исключительным, вызывает неподдельный интерес и вопросы: Что ожидает слушателей? Какой будет музыка? С первой же минуты находятся ответы на вопросы. Под тонкими пальцами Александра, кажется, едва касающимися тела инструмента, арфа оживает сильными, чувственными, бархатистыми звуками, чистыми и прозрачными, практически ощутимыми физически.

Александр приветствует публику:
«Сегодня особенный день для меня потому, что этот день стал большим испытанием. Данный концерт – самый сложный по подготовке за последнее время, но самый радостный. Я хочу показать вам сегодня все грани арфы».

Принеся извинения публике и объяснив, что в связи с недавним знакомством с арфой (за 30 минут до концерта), на которой сегодня играет, будет вынужден «пока налаживать с ней отношения». Данные обстоятельства оказываются большим плюсом для пришедшей публики: возможность увидеть и услышать живьем столь интимный момент, как разговор-прелюдию с инструментом, выпадает не часто.
Шпор, Фантазия до-минор: шепот, личный разговор на грани намеков и взглядов, пронизанных светлой печалью. Музыка набирает силу, ускоряется темп, чтобы потом перейти к более размеренному; глубоко-проникновенно и мощно звучит голос арфы. Замирает на пике, спадая легкими «трелями».

b3Продолжает программу цикл из трёх произведений Дебюсси (одного из любимых композиторов Александра, примечание Musecube), наполненных легкостью и покоем, дыханием солнечного дня и молодым задором: «Арабеска», «Девушка с волосами цвета льна», «Доктор Градус на Парнасе». Изначально эти произведения были написаны для фортепьяно, но «любое произведение Дебюсси может быть переложено для арфы».

Александр Болдачёв:
«Следующее произведение перекликается со скрипачами. Лабарр взял лучшее, что есть у Паганини, и переложил на арфу — “Ricordanza di Paganini”».

Завершает первое отделение концерта симфоническая поэма «Влтава из цикла «Моя Родина» Бедржих Сметана, которая часто исполнялась на сцене Петербурга, и была переложена для арфы Эрнстом Кшенеком.
Второе отделение открывается фантазией Бейера на тему романса «Соловей» А. Алябьева.

Следующим исполняется «триптих» — три музыкальные картины по мотивам Врубеля и Гартмана: фантазия-сюита на темы из оперы А. Рубинштейна «Демон» Александра Болдачёва, Ария Царевны-Лебедь из оперы «Сказка о царе Салтане» Римского-Корсакова в обработке Александра Болдачёва и «Старый замок» Мусоргского из сюиты «Картинки с выставки» в обработке К. Эрдели.

Невозможно не выделить «Демона», который был написан Александром тремя месяцами ранее концерта. «Демон» — одна из наиболее сильных композиций этого выступления (на субъективный взгляд автора статьи), проникающая в самые глубокие подвалы души и сердца. На каждый «вздох» арфы тело отзывается пульсацией и вибрацией. «Демон» – это погружение в тайны мистицизма: темное, мрачное, но просветляющее произведение, в котором переданы трепет и напористость мечущегося духа. Задумчивость персонажа, его бунтарская натура — все это ощущается в фантазии; вырисовывается из звуков портрет демонического создания.

b4Александр играет три вальсах «разных эпох и различной наполненности», которые объединены тематически: «Музыкальная табакерка» Лядова; Вальс ми-минор Грибоедова в обработке К. Эрдели и вальс из музыкальных иллюстраций к повести А. С. Пушкина «Метель» Свиридова.

Александр Болдачёв:
«В шесть лет я впервые оказался на этой сцене. В том возрасте участвовал в Рождественском фестивале. И я исполнял произведение, которое написал Сергей Слонимский. Сейчас я исполню произведение «Чеченская рапсодия, название которой во время моего выступления в Америке просили изменить».

«Чеченская рапсодия», написанная в 1996 году, посвящена чеченке Эльмире Саламовой, «которая готовила кофе и чай на международном конкурсе им. С. С. Прокофьева в Петербурге». (С. Слонимский)
Смолкает рапсодия. На сцену поднимается автор произведения – композитор Сергей Слонимский, приветствуя музыканта.
Александр завершает концерт собственной Фантазией на темы из симфонической сюиты «Шехеразада» Римского-Корсакова, проникнутой восточным характером: воздушной и легкой, трепетной и нежной. Просветленные лица свидетельствуют о том, что публика глубоко переживает прекрасную музыку.

Концерт прошел с большим успехом, и музыкант вызывался на бис всеобщими овациями.

Александр Болдачёв:
«На бис я думал сыграть что-то известное. Но решил сделать импровизацию на тему того, как я чувствую себя сейчас».

b1В импровизации слышатся и усталость музыканта, и напряженность, которая предшествовала концерту, и постепенный эмоциональный подъем, воспарение. Посредством музыки музыкант передает все грани эмоций и чувств, которые ощущает непосредственно на финал концерта.
После концерта в холле Ирина Александровна (мама арфист, прим. Musecube) принимает поздравления и благодарности взбудораженной публики. Обсуждается уникальность концерта и гениальность музыканта. Не заканчиваются восторженные похвалы:
«Вы вырастили самородка! Вы – мама Лира!».
«Другие мамы должны Вам завидовать!»

Комплименты совершенно оправдывают себя: таким сыном и одаренным музыкантом можно и нужно гордиться. Если говорить о духе игры, то экспрессивная игра Александра отличается умом и уверенностью, элегантностью и благородством. В сочетании с сильной и яркой энергетикой арфиста, музыка обретает новые грани, постоянно меняющиеся и переходящие одна в другую: от тонкого и нежного звучания до дерзости и вызова. Кажущаяся легкость и свобода исполнения сложных вариаций – следствие природного таланта, непрерывной и неутомимой работы, и преданного служения музыке с младых лет. После концерта остается ощущение того, что ничего подобного еще слышать не приходилось: Александр проживает музыку, пропускает ее сквозь себя, зачаровывая слушателей и вводя их в волшебно-медитативное состояние, подобно Фавну, который своей игрой околдовывает и заманивает в свои владения лесных нимф. Эмоциональность и техничность, сила и мягкость, разум и чувства соединяются в его игре самым гармоничным образом.

Алёна Шубина, специально для MuseCube
Фото автора и из архива музыканта

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.