анатомия конфликта

На новой сцене Александринского театра 4 апреля состоялась премьера спектакля по пьесе Ивана Вырыпаева «Солнечная линия» в постановке Жени Беркович.

Пьеса драматурга нового поколения была представлена в 2015 году на внеконкурсной программе фестиваля молодой драматургии «Любимовка». Ранее она уже была поставлена самим драматургом в Польше и Виктором Рыжаковым в ЦИМе.

По замыслу Ивана Вырыпаева, пьеса должна производить терапевтический эффект, показывая зрителям стандартные механизмы взаимонепонимания, от банального нежелания слушать друг друга, до различного восприятия реальности и показать, как это непонимание можно преодолеть.

На протяжении всего спектакля перед зрителями разворачивается семейная ссора. Барбара (Янина Лакоба) и Вернер (Владимир Карпов) 7 лет в браке и в ближайшее время должно произойти знаковое событие – погашение кредита, после чего их жизнь качественно изменится в лучшую сторону. Супруги ссорятся с 10 вечера и до пяти утра, предмет их ссоры уже давно не имеет никакого значения, они ведут бесконечный бессмысленный диалог, не слушая друг друга, обращаясь в пустоту. Во время диалога они находятся друг к другу боком или спиной, курсируя по разным частям сцены, не пересекаясь, не в силах или не имея желания, выходит за рамки собственного эго. Комедийность ситуации заключается в том, что абсолютно не имеет значения, кто в этой ситуации прав или виноват, они кидают друг другу типичные обвинения, искренне считая себя жертвами и мучениками. Любой зритель, даже если даже если имел счастье не участвовать подобном диалоге, однажды невольно становился его свидетелем.

В этих абсурдных переговорах оба стремятся достигнуть какого-то абстрактного «положительного результата». Жена стремится, чтобы ее понимали хотя бы на 70%, а не на 30% , стараясь перейти некую «солнечную линию». Линию, которая делит ее мужа на 2 части – любимую и нелюбимую. Супруги являются зеркальным отражением друг друга и сила действия полностью равна силе противодействия.

Абсурд бесконечной ссоры отражен в сценическом пространстве, где вещи не выполняют свои прямые функции. Бутылка виски всегда оказывается в духовке, а одежду разъяренный супруг складывает в холодильник. Пространство вызывает ощущение неустроенности, ненадежности. Сцена застелена сухой травой, в которой сквозь старую, изношенную мебель прорастают гигантские цветы борщевика, вероятно, символизируя токсичность. В процессе спектакля они с ужасным скрипом «подрастают», вытягивая стебли.

В момент, когда кажется, что поток взаимных обвинений никогда не закончится, происходит внезапная встреча. Актеры спотыкаются и поворачиваются друг к другу лицом. В этот момент становится ясно, что ссора является длинной прелюдией к этой встрече, которая дает возможность перейти черту и прийти к «положительному результату». Супруги за шелухой накопленных обид и взаимных претензий, наконец, перестают разговаривать сами с собой и видят перед собой другого Человека. Момент необыкновенно сильный, впечатление от которого создает ощущение логичности и завершенности.

Постановка действительно переносит опыт зарождения и разрешения семейных конфликтов на театральную сцену, демонстрируя необыкновенное понимание психологии человеческих отношений. Финальный хэппи энд позволяет зрителю ощутить, что только что, на его глазах произошло настоящее радостное событие – чудо примирения.

 

 

Галина Супрунович специально для MUSECUBE

 

Фото взято с сайта Александринского театра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.