Кабаре "Смерть"
Использовано фото с официального сайта театра

В Театре им. Ленсовета 22 марта состоялась премьера спектакля «Посох, палка и палач» режиссера Ильи Мощицкого. Постановка создана по мотивам одноименной пьесы австрийской писательницы и лауреата Нобелевской премии по литературе Эльфриды Елинек. Ее произведения малоизвестны в России, но на западе она давно является прославленным мастером искусства эпатажа, протеста и бунта.

 

Пьеса написана на основе личных эмоций в ответ на события, которые не смогли оставить уже было бы отошедшую от большой литературы писательницу равнодушной. Когда в австрийском городе произошло отвратительное убийство четырех цыган, пытавшихся убрать табличку с надписью «Цыгане, убирайтесь в свою Индию», Эльфрида Елинек в праведном гневе написала пьесу «Посох, Палка и Палач», перевод которой Илья Мощицкий представил на российской сцене. В пьесе выражено отношение к двуличной европейской общественности и современной нечувствительности. У Ильи Мощицкого оно сложилось в хоровод нескончаемых монологов, разбавленных молодым задором ленсоветовской труппы.

 

В начале постановки дама из очереди в исполнении Галины Журавлевой под восторженные крики поднимает табличку, на которой мелом написано «Русские», затем в задумчивости стирает написанное и под более тихие выкрики поднимает табличку с надписью «Евреи», когда дело доходит до «Цыган», шум замолкает…
Действующие лица спектакля делятся на благопристойное общество и четверых мертвых цыган, один из которых почему-то в инсценировке имеет явный кавказский акцент. По кругу перечисляются всевозможные человеческие грехи: это и чрезмерное внимание к общественному мнению, и бесконечное перемалывание бытовых разногласий. Сиделке не дали без очереди купить мясо для больного старика – повод для широкого обсуждения. Все дружно охают и переживают над спортивными травмами лыжника и прочими мелкими событиями повседневной жизни, но отказываются замечать присутствия в ней мертвых цыган. Но цыгане есть, и у них тоже было какое-то мнение. Обстановка накаляется, сыплются обвинения, вспоминаются самые яркие сюжеты человеческого малодушия начиная от гибели Иисуса Христа, заканчивая газовой камерой и непризнания геноцида евреев.
Проблема, поднятая в пьесе и спектакле, заключается в том, что люди готовы игнорировать смерть, смещать акценты и внимание на любые другие вещи, стараясь не брать на себя ответственность. Смерть не укладывается в современную реальность, она является разменной монетой в политической игре, и совершенно обесценивается в случае, когда это игра невыгодна.

 

Действие спектакля проходит в привычном жанре балагана и кабаре. Под фортепианный аккомпанемент, который сопровождает весь спектакль, актеры водят хороводы, изображают лыжные гонки, передавая друг другу слово. Монологи постепенно превращается в истерику, которая набирает обороты, усложняются и ускоряются.

 

В финале зритель остается наедине с пустой сценой, на которой в видеопроекции каждый увидит свое будущее и, наконец-то, поймет природу отвратительного звука, с которого начался спектакль.

 

Если кто-то действительно не догадывается о том, что может умереть, то, вероятно, спектакль будет для него открытием. В противном случае, нет. Возможно, во вселенной Эльфриды Елинек и Ильи Мощицкого смерть и неадекватная на нее реакция и являются чем-то из ряда вон выходящим, но в целом это явление достаточно распространенное.

 

 

Галина Супрунович, специально для Musecube.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.