Ведь и мы хотим жить и летать!
«Мастер и Маргарита», М.А. Булгаков

 

Пьеса замечательного драматурга Николая Коляды «Баба Шанель» написана 10 лет назад и идет во многих российских театрах. Ее можно увидеть в двух московских театрах, в Санкт-Петербурге, Архангельске, Уфе, Казани, Котласе, в других городах и, конечно, в «Коляда-театре» в Екатеринбурге. И вот 22 ноября – премьера в театре им. Вахтангова, причем режиссер – сам автор!

 

Самым же любопытным зрителям посчастливилось побывать в театре на предпремьерном показе спектакля 21 ноября.

 

В чем секрет популярности этой пьесы? Сюжет можно пересказать в немногих словах: только что в актовом зале дома культуры Всероссийского общества глухих закончился юбилейный концерт ансамбля «Наитие». Участницы ансамбля – дамы от 70 до 90 лет, одна другой колоритнее и немощнее. Вместе они – типичный серпентарий. Однако все они, несмотря на междоусобицы, отчаянно любят свой ансамбль: для них это единственная отдушина в жизни. Кое-кто из них испытывает отнюдь не материнские чувства к единственному мужчине в ансамбле – красавцу баянисту Семён Семёнычу, он же – Сергей Сергеич: бабули так и не сошлись во мнении относительно его имени (Федор Воронцов). И вот в самый разгар праздника появляется зловредная Роза Рябоконь (Наталья Масич), которую острые на язык «наитянки» сразу прозвали «баба Шанель». Формально она тоже пенсионер и инвалид, зато со связями и якобы прекрасным голосом. По замыслу баяниста, теперь она будет солисткой «Наития», а остальные – так, колыхаться полуразличимыми тенями сзади, в темноте, и тихонько подпевать! Далее, разумеется, начался бабий бунт, бессмысленный и беспощадный. А вот чем он кончился, попробуйте угадать сами.

 

Про высочайший уровень актеров не нужно даже начинать говорить – название театра говорит само за себя: здесь актеры или хорошие, или очень хорошие, или выше всяких похвал!

 

Бабули живут довольно унылой жизнью, и «Наитие» для них – глоток свежего воздуха, возможность почувствовать себя в строю, отгородиться от одиночества, неудавшейся карьеры, очередной умершей кошки, скандальных родственничков – у кого что. А здесь, в «Наитии», они живут по-настоящему, и поэтому готовы ради него, по выражению одной из них, «кровь мешками проливать». А что делать, если отнимают даже эту последнюю радость и ненаглядного красавчика-баяниста, который, как телок, уходит к юной 55-летней конкурентке, бросив бабушек? Кстати, у баяниста свое горе: он мечтает о славе, а не о прозябании с инвалидками, и Роза для него – шанс. Когда он «расстреливает» любящих его женщин, становится очень стыдно за него, но в то же время его тоже можно понять.

 

Но главное в спектакле – женщины. Зритель не может не сопереживать героиням, не чувствовать их боль, тоску, отчаяние… и вместе с тем неугасимое желание жить и радоваться, прощать несмотря ни на что. О, «Наитие» – это настоящая боевая команда певуний-паралимпийцев! 🙂 И актрисы, повторюсь, замечательные и превосходно передают и боевой дух, и беспомощность своих персонажей.

 

Особенно обращает на себя внимание исполнительница роли Капитолины Петровны (Елена Ивочкина). Пожалуй, за бойкую на язык Капитолину переживаешь больше, чем за других (хотя за них всех переживаешь). Она постоянно ходит, прижав к себе красную подушку, как будто готовится в любой момент отдать Богу душу. Замечательная Сара Абрамовна (Агнесса Петерсон) добавляет в спектакль элементы пародии на поэтический вечер. Ее подруги на протяжении всего действия регулярно насильственно осчастливливаются Ахматовой и Цветаевой и, похоже, уже поняли, что «Сарочка-солнышко» не читает стихи великих поэтесс, а просто ими разговаривает, как некоторые слои населения разговаривают матом. А Нина Андреевна (Светлана Йозефий)? Ее монолог о кошках и мальчике в маршрутке заставил некоторых зрителей всплакнуть. А бедолага Ираида Семёновна (Ирина Дымченко), которая чувствует, что и не жила вовсе? А жить-то хочется! В каждой из этих пяти женщин прячется маленькая девочка, которой очень хочется, чтобы ее любили, и которая осознает, что далеко не все понимает в этой жизни. Об таком непонимании проникновенно говорит Тамара Ивановна (Вера Новикова). Всё это очень знакомо и близко зрителям, не так ли?

 

Интересно решен вопрос с костюмом бабы Шанель. В разных постановках Розу Рябоконь одевают по-разному. В театре Вахтангова первое, что приходит в голову при ее появлении: «Ничего себе Шамаханская царица!» Да, если остальные дамы традиционно в сарафанных и кокошниках ослепительной красоты, то их противница одета нарочито не по-нашему: нечто вроде сари и тюрбана, мудрено накрученный шарфик, огромные серьги и устрашающее количество бус. В данной постановке Роза не появляется внезапно, как в некоторых других, а заходит потихоньку и скептически присматривается к противнику. Проходит довольно много времени, прежде чем ее замечают.

 

Юмора в спектакле много, очень много. Весь первый акт зритель смеется, второй – плачет (и иногда тоже смеется). Героини разговаривают весьма своеобразным языком: целая россыпь забавных присказок, словечек и выражений разной степени деликатности. Однако не все в спектакле понятно. Например, что это за фигура в белом, которая в финале первого акта выходит, ест что-то со стола и отшвыривает стоящие в углу сцены картины так, чтобы стал виден бюст Ленина?

 

Вот такой трагикомический фарс, после которого так жалко персонажей пьесы — и в то же время так гордишься ими. «Баба Шанель», когда актеры окончательно разыграются, обещает быть удачным спектаклем: смешной и грустный, он про то, что рано или поздно может ожидать каждого из нас.

 

Увидеть «Бабу Шанель» в театре им. Вахтангова вы сможете не раньше января, т.к. на декабрь (за исключением нескольких билетов на 31 декабря) все билеты проданы. Напоминаем также, что в январе в Москве пройдут традиционные гастроли «Коляда-театра».

 

Марина Моисеева специально для Musecube
Фотографии Валерия Мясникова предоставлены пресс-службой театра

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.