olubvi
MiSt, Анна Алексеева и Катя Паника

3 декабря в клубе «ПушкарёвЪ» состоится литературный вечер «О Любви». Своим творчеством со зрителями поделятся молодые московские писатели – Михаил Степанов, более известный под псевдонимом MiSt, Анна Алексеева и Катя Паника. В преддверии мероприятия они поделились с читателями портала Musecube особенностями своей работы.

Ваш прошлый литературный вечер назывался “Фантасмагория”, там уж можно было дать волю фантазиям и идеям. Предстоящий же носит простое, но философское название “О Любви”. Это довольно сложная тема, так как каждый воспринимает ее по-своему. Почему именно она?

MiSt: По поводу сложности – это смотря под каким углом посмотреть. Безусловно, глубина этой темы может отпугнуть. Но с другой стороны любовь – одна из самых понятных нам вещей, пускай мы можем не осознавать этот факт до конца. Все мы любили, любим и будем любить. Родных, друзей, мужа или жену, детей, футбол, группу The Beatles, что угодно. Любовь бывает разной, и именно поэтому о ней легко говорить. И это под силу каждому.

Алексеева: Мне кажется, что вообще все темы каждый человек воспринимает по-своему… Настроение такое было – лирическое. И мы с ребятами решили сделать вечер лирики. Пусть немножко побудоражатся души наших слушателей.

Паника: Без любви человек не может называться Человеком. Неважно на что направлена эта любовь, на вторую половинку или на домашнего питомца, а может, на милый сердцу город. Писательство по сути своей лирика, и у каждого автора, в каком бы жанре он не творил, затронута тема любви. Думаю, просто пришло наше время открыть её для слушателей! (Смеется.)

Те произведения или отрывки произведений, которые прозвучат 3 декабря, очевидно, будут о любви. Что легло в основу этих произведений – ваш личный опыт или ваши представления об этом чувстве?

Алексеева: И то, и другое одновременно. Представления всегда либо дополняются опытом, либо им же опровергаются, вызывая сильные переживания вообще, в целом, без оценочного восприятия (хорошо/плохо). В каких-то эпизодах – личный опыт, своё мнение об этом чувстве, в каких-то – представления о том, как это может чувствовать кто-то другой. Литература всегда субъективна.

MiSt: Да, и то, и другое. Роман “Неформал”, над которым я работаю уже несколько лет, частично автобиографичен, и многое из того, что я чувствовал и чувствую, находит отражение на его страницах. Это бесконечная погоня за идеалом. Это то самое пресловутое состояние влюбленности, когда тебе кажется, что ты паришь над миром и вам двоим все по плечу. Это разочарование. Это боязнь снова влюбиться. Все эти чувства знакомы многим людям, и я не исключение. При работе над романом я решил переосмыслить всё пережитое, разобраться в этом самому. И, возможно, помочь кому-то еще.

Паника: Согласна с предыдущими ораторами. (Смеется). В любви мы всегда идеализируем объект своего желания, поэтому трудно отделить реальное от вымышленного.

Литература-это очень неустойчивое поле деятельности. Что подтолкнуло вас к тому, чтобы начать серьёзно писать? Почему именно этот вид искусства?

alekseeva
Анна Алексеева

Паника: В моей жизни было слишком много историй, которые требовали, чтобы их рассказали. Некоторые люди поют свои истории, другие рисуют. Я же могу написать их. Это просто талант и дар. И у меня он связан с литературой.

Алексеева: О себе могу сказать, что не очень серьёзно. (Улыбается). Серьёзно – это когда большой роман, с проработкой сюжета и хитросплетениями, всегда – большая многолетняя работа. Вот это да – серьёзно. Хотя, короткая проза, на самом деле, весьма непростой жанр в литературе, подчас сложнее большого произведения – ведь нужно описать или рассказать максимально точно и без лишних слов, которые только смажут картину. При этом, каждое короткое эссе или рассказ при желании можно развернуть в большой роман. Вообще, бытует мнение, что за перо человек всегда садится от несчастливости. Ты рассказываешь историю – делишься ею не столько с конкретным кем-то, сколько вообще с пространством, чтобы отдать терзающие тебя ощущения во вне и идти дальше.

MiSt: Подтолкнуло то, что я не представляю себе жизнь без этого. Я рассказываю и пишу столько, сколько себя помню. И я убежден, что добиться настоящего успеха можно лишь занимаясь любимым делом. А устойчивое или неустойчивое… В нынешних реалиях, по-моему, любая деятельность неустойчивая. Жизнь, сама по себе, тоже штука довольно неустойчивая. (Улыбается).

Вдохновение-это то, что сопровождает вас всегда и везде или оно зависит от чего-то? Что может заставить вас немедленно бросить все дела и взяться за «перо»?

Паника: Всегда есть «антропогенные факторы», которые мешают творить или наоборот, направляют тебя к творчеству. Я могу услышать какую-то песню, и вот уже готов саундтрек к новому рассказу. Могу случайно пройти мимо соседки, которая увлеченно пересказывает свой вчерашний день – и вот получается герой для нового романа. Скорее всего, вдохновение сопровождает меня, но иногда берет отпуск на Гоа. (Смеется).

MiSt
MiSt

MiSt: Однажды я прочел в одном из интервью Ника Кейва одну цитату. Дословно ее, к сожалению, не вспомню, но общий смысл был таков: “Вдохновение – это для слабаков. Садись и пиши”. На мой взгляд, это самое лаконичная и емкая инструкция для любого творца. Конечно, приятно работать, когда испытываешь настоящий духовный подъем и буквально фонтанируешь новыми сногсшибательными идеями. Однако, такое случается не всегда. А ведь дедлайны никто не отменял. И если сидеть и ждать вдохновения, то процесс может сильно затянуться, а то и вообще завершиться, так ни во что путное и не вылившись. Поэтому я стараюсь следовать совету мистера Кейва. Пускай приходится порой переступать через себя и делать “через не хочу”, но если ты сфокусирован на результате, то сможешь это пережить.

Алексеева: О, это очень хитрая штука! Всегда оно, конечно, не присутствует. И я бы не сказала, что вдохновение от чего-то зависит. Но оно где-то рядом всегда, просто не обращает на себя внимание. А потом как-то внезапно накатывает волной, и сразу рисуется нужная картина перед внутренним взором, а в голове сами собой находятся правильные слова для того, чтобы перенести ее на лист. Скажем так: вдохновение не само приходит, но вдохновляющие вещи – вокруг нас. Для меня это, прежде всего, музыка.

Преследуете ли вы цель пробиться в широкие писательские круги или для вас важно само творчество, процесс, идея, а не огромнейший успех?

MiSt: Для меня важно всё вышеперечисленное. Конечно, не хочется становиться графоманом, выдающим в месяц по роману соответствующего качества. Ну и писать в стол до конца жизни тоже желания нет. Мне кажется, любому творческому человеку хочется признания. Естественно, есть исключения, но они очень редки.

Алексеева: К сожалению, где есть огромнейший успех – там, фактически, заканчивается творчество… Оно начинает зависеть от огромного количества факторов, идущих от реалий и быта: деньги, организация печати книжной продукции, тиражи, работа с типографиями, договоры на количество написанных книг и так далее. По моему мнению – это убивает творчество, если ты не профессиональный писатель с соответствующим высшим образованием, и бесконечно уменьшает его долю – если ты профессионал.

Паника: Если бы я писала для себя, то читать этот мрачняк было бы невозможно. Я все-таки пишу «в массы», поэтому стараюсь где-то приукрасить или разбавить «суровую правду жизни». Касательно процесса написания, я скорее проводник. Я сажусь за компьютер, и подключаюсь к какому-то незримому каналу вселенской информации (Смеется), и мои пальцы начинают бегать по клавишам, как лошади на скачках. Иногда могу потом перечитывать свои произведения и удивляться, что это я написала. У моей семьи мечта видеть мои книги на полках магазинов. Мне бы этого тоже хотелось. Мои читатели вдохновляют меня на создание произведений, я пишу для них. Но ведь гораздо лучше, когда муз все больше? (Смеется).

Есть ли у вас какая-то четко сформулированная цель на вашем писательском пути или это сплошная импровизация?

Алексеева: Не сплошная, но доля ее обязательно присутствует. Цель именно в писательстве, мне кажется, это всегда – рассказать. Передать часть своего опыта, часть своего видения мира…

Паника: Импровизация чистой воды. У меня есть мечта попасть в Союз писателей, например, но это не самоцель. И с процессом творчества эта мечта никак не связана. Скорее всего, просто для себя, самоутверждение, так сказать. Литературное творчество во мне, в крови. Я не смогу перестать писать никогда. Пусть то будут даже рассказики собственному ребенку для развлечения. Даже сейчас, отвечая на вопросы, я делаю то, что люблю больше всего на свете, и что недурно у меня выходит, не так ли? (Смеется).

MiSt: Одна из ближайших целей – сделать писательство своим основным родом деятельности. Для меня это очень важно.

Что ложится в основу ваших произведений? Герои, сюжет, места действия. Зеркальное ли это отражение событий из жизни или какая-то завуалированная форма?

MiSt: Я пишу в довольно разных жанрах, и какой-то единой схемы того, как я выбираю сюжет, героев и т.д. не существует. В романе “Неформал”, как я уже сказал, очень многое взято из моей жизни и жизни моих друзей, некоторые персонажи оттуда также имеют свои реальные прототипы. У меня есть мистический рассказ “Винил”, и на его написание я вдохновился поездкой в город Выборг. Это настолько атмосферное место, что сюжет там просто родился сам с собой. Одним словом, вдохновляет сама жизнь, разные ее аспекты и события. (Улыбается).

Алексеева: В основе моей короткой прозы всегда – ощущения! От физических до ментальных. Задача – описать ощущения максимально точно, насколько хватит сил и слов, чтобы их почувствовал читатель, который наверняка хоть раз чувствовал нечто похожее. Герои и сюжеты уже не слишком важны. Важны их ощущения. И еще люблю использовать символы и знаки: все цифры, например, которые я упоминаю в том или ином рассказе, неслучайны. Знаки повсюду!

Катя Паника
Катя Паника

Паника: Всегда по-разному. Один мой друг предупреждал, что когда выйдет рассказ «Мой любимый Фрик», на меня куча народу подаст в суд – за использование приватной информации. Иногда же история – выдумка, как в «Парень по имени Смерть» или в цикле романов «Дрянная кровь».

В чем по-вашему долг настоящего писателя?

MiSt: Быть искренним. С собой и с читателями.

Алексеева: Долг писателя – показать ту или иную проблему, и даже, возможно, дать ключ к ее разрешению из своего опыта. Рассказать “что такое хорошо” и “что такое плохо”. Не даром писателей называют “инженерами душ”. Ты читаешь и думаешь, сравниваешь позицию автора и свою, соглашаешься с ним или безмолвно споришь – и происходит работа интеллекта, и одновременно развитие духа. Нет разницы в том, какую человек читает литературу – созидающую или разрушающую, добрую или злую – работа идет в любом случае, инженерия – также в любом случае. И только результат получается с разным знаком. Суть неизменна.

Паника: Быть честным с самим собой и своими читателями. Научить поколение next не повторять твоих ошибок. Ну и конечно, развлечь в том или ином смысле своих поклонников. Я всегда говорю про свои произведения «Наслаждайтесь, если сможете!», потому что периодически пишу я еще ту «чернуху». (Смеется).

MiSt на сайте «Проза.ру»

Катя Паника на сайте «Проза.ру»

Анна Алексеева на сайте «Проза.ру»

Беседовала Ольга Ларина, специально для MUSECUBE

Фотографировал Дмитрий Петров

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.