RCИдея пообщаться с одним из, без преувеличения, апологетов периодической печатной музыкальной рок-журналистики в России – главным редактором журнала Rockcor, Алексеем Болдовым, созрела у меня давно, тем более, что видение рок-сцены и процессов, происходящих с ней (и в ней) у журналиста с таким опытом вполне может отражать видение целого пласта рок-поколения, и современным представителям рок-сцены, да и рок-медиа будет полезно с таким видением ознакомиться для расширения кругозора. После достаточно долгого процесса подготовки этого интервью, я рад, наконец-то, при непосредственной помощи редакции портала “Musecube”, представить его читателям. Приятного чтения.

Алексей Хижняков. Музыкальное информагенство “DMG”.

Главный редактор журнала Rockcor Алексей Болдов
MUSECUBE Кристина Хижнякова

МС: Rockcor существует уже 25 с лишним лет – и для андеграундной сцены это – очень солидный срок. Очевидно, что многое поменялось за время существование журнала – но, все же, какого рода эти изменения?

За 25 лет изменилось почти все: отношения людей к музыке к носителям, к концертам. Изменился сам процесс изготовления журнала. Теперь все на компьютерах делается, а раньше печатали на машинках. Это что касается журнала, а что касается жизни – вы сами все знаете.

МС: Можно ли сказать, что суть у Rockcor осталась неизменна, а все остальное незначительная дань современным тенденциям? Или наоборот – Rockcor 1991-го года и Rockcor 2015-го года – это два разных журнала?

Конечно, суть осталась неизменной. Нашей целью с самого начала было попытаться не дать людям опопсоветь окончательно. Побудить их к размышлениям, если не над жизнью, то хотя бы над музыкой. Современным тенденциям мы совсем не поддаёмся, разве только стали рецензировать виртуальные работы.

Rockcor 1991-го года и Rockcor 2016-го года – это абсолютно разные журналы. В 1991-м году у нас был главным редактором Кудрявин, а я был издателем и директором. Я не выбирал наполнение номера. Надзирал – да, но не заполнял. Я стал главредом в 1996-м году, но даже если сравнивать номера 96-го года и нынешние, то они разные, не абсолютно, но, конечно, разные. Первые номера кажутся смешными, как “копейка” по сравнению с современными машинами. Может, в этом и их ценность для сегодняшних читателей. Ведь их покупают до сих пор.

Но суть осталась прежней. На разных сегментах андеграундной сцены, в частности – на метал-сцене, темной, так называемой – готической сцене, сейчас наблюдается, мягко говоря, затишье – резко снизилась посещаемость концертов, закрылись многие клубы, прекратили существование многие журналы, естественно, многие группы и исполнители тоже сейчас переживают не лучшие времена.

МС: Как вы считаете, с чем это связано? Закономерны ли эти изменения? Стоит ли с этим бороться и, главное, как?

Вот и ответ на первый вопрос: что изменилось. Это связано с жизнью – изменения в жизни связаны только с жизнью. Всё это закономерно. Просто в России любые изменения и процессы проходят экстремально. И не надо отчаиваться. Ответы не все вопросы можно найти в истории человечества. Вспомните, что было с театром, классикой, русским кино, а сейчас? Плохо это или хорошо? Как и все, происходящее в этом мире, и плохо и хорошо. Точнее, кому-то плохо, кому-то хорошо. Хочешь жить – перестраивайся, не хочешь – не перестраивайся .Надо работать и надеяться. За вами, молодыми – будущее.

И другая сторона медали. Рок, именно в своём классическом, так сказать, “олдскульном” виде, вошёл у молодёжи в модный тренд. Стали очень популярны и коммерчески выгодны всевозможные трибьют-проекты как Project Rock, Rockstar, Classic rock all stars,

The Pink Floyd Tribute Show и многие другие, где бывшие участники оригинальных составов, а в случае с Pink Floyd – просто малоизвестные музыканты, играют золотые хиты рока и активно гастролируют, собирая залы.

Ваше отношение к такой “популяризации” рока?

Чтобы напоминать молодым о наследии грандов – хорошо. Но по мне, лучше послушать или посмотреть оригинал. Слава Богу, есть диски и DVD. А вот, что касается их популярности, могу поспорить. По крайне мере, пока я полных залов на них не вижу.

МС: Вернёмся к журналу Rockcor. На ваш взгляд в 90-тых было легче развивать журнал чем сейчас или наоборот? Достиг бы Rockcor своего уровня, если вы бы начали работу над ним, скажем, в 2001ом?

Конечно, легче. Народ рвал информацию из рук. Сейчас и так все обо всем знают намного раньше, чем это выходит в журнале, в то же время делать его было неизмеримо труднее. Первые номера вообще выходили без всякого графика. Делали номер по три месяца. Продавали по полгода. Кошмар какой-то, информации было не найти. А сейчас мы выходим раз в полтора месяца (уже давно) и могли выходить бы и раз в месяц, и чаще, просто технически трудно – надо иметь несколько бригад, как положено. Группы в очереди стоят на интервью. Тогда как было связаться с артистом? Письмом? А сейчас комп включил, и вот тебе – любой артист. Можно ли было начать в 2001-м? А мы и начали, практически, в 2001-м, потому что до этого это всё были детские игры. Вы хорошую дату назвали. Ведь именно с этого года журнал стал выходить регулярно. До 2001 года вышло всего 24 номера, с 2001-го он стал регулярно выходить раз в два месяца. А потом и подписка появилась и прочее.

МС: Как поменялась рок-публика (в нашем случае – читатели) за 25 лет?

Я считаю, что у нас никак. Как были читатели умненькие и разумненькие, так и остались.

МС: Стала ли она более искушенной или, наоборот, более аморфной?

Аморфность в плане реакции на статьи, конечно, есть. Да ещё какая. Сильно уменьшилась конструктивная, подчёркиваю, конструктивная, критика. Правда, мы всегда прислушивались к ней и старались выполнять заветы читателей. Может быть, мы стали идеальным журналом?

МС: По вашему мнению, коснулась ли глобализация рок-сообщества?

Рок-сообщество отличается то других сообществ, что в нем нет национальных рамок. Приведу пример из сегодняшней жизни. Несмотря на опустившийся железный занавес, я до сих прекрасно общаюсь с украинцами, с поляками, немцами. Это все простых рокеров не касается. А если касается, то они не рокеры.

МС: Все тенденции, которые существуют там, существуют ли они у нас?

Как и все проблемы и явления, происходящие на Западе, они все происходят и у нас. Только значительно позже в значительно в бОльшем масштабе. И если они решают все проблемы относительно спокойно и цивилизованно, то у нас всё носит более эмоциональный характер.

МС: А русскоязычная рок-тусовка – это до сих пор закрытое сообщество, со своей, только ей понятной, системой ценностей?

Наверное, есть и такая туса. Имеет право на существование. В принципе, если вы имеете в виду истинно русский рок, именно рок, а не все эти разновидности, то он, конечно совершенно другой. У нас же главное – тексты. А играть-то мы никогда не умели. Кто-то хочет это лелеять и холить – его право. Мысль: кто умеет играть, тот поёт на английском, и его любят, кто не умеет – на русском, и его тоже любят. А того, кто не умеет ин играть, ни петь, показывают по ТВ и посылают на Евровидение.

Общалась Кристина Хижнякова, специально для  MUSECUBE

сайт журнала: rockcor.ru

идея: Алексей Хижняков
редакция: Виола Нуар

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.