С Дмитрием Колдуном всегда приятно общаться – он умный, интеллигентный человек, интересный собеседник. Но надо учесть, что Дмитрий очень ироничен (как к себе, так и к окружающим). Поэтому я решил выложить нашу беседу без сокращений, чтобы читатель сам решал, где Дмитрий Колдун серьёзен, а где…

– Как только на портале опубликовали обзор альбома «Манекен», меня тут же атаковали вопросом: «Будет ли презентация?». Будет? Анонсируй!

– Неизвестно! Будет – хорошо, не будет – так не будет. Не ради же презентаций альбомы записываются! Презентация вообще штука специфическая: может быть, может не быть. Это же не картина, на которую хочется придти и посмотреть «живьём», увидеть самому. А презентация, это, в основном, социальное мероприятие, куда люди приходят пообщаться. В общем – то, даже музыку часто никто не слушает. Все пьют, едят. Возможно, такие мероприятия и нужны. В прошлый раз мы именно такое и организовывали. Но в этот раз… Если до конца года не будет – то и не будет в принципе. Задачи такой нет. Но если подвернётся удобный случай, возможно, мы им и воспользуемся. И то – это будет, скорее, встреча с друзьями.

– Я помню прошлую презентацию (альбом «Город больших огней» – прим.авт.). Не раздражает, что у тебя событие в жизни, презентация альбома, ты новые песни поёшь, а народ пришёл бухнуть, поесть?

– Нет, не раздражает. Бесит, когда ты сам хочешь накатить, а в баре уже ничего не осталось. Я помню, после выступления я тогда сильно разозлился. А так – пусть себе пьют.

– Альбом вышел. Я его слушал, он уже в продаже, но подробностей не знаю. Расскажи, кто авторы, команда и прочую информацию.

– Есть и привычные мои авторы. Есть и произведения, которые я сам иногда ночами пописывал. Есть песни, которые написал Баграт Вартанян. Из нововведений: одна песня Алекса Прусова. Две песни Елены Родиной, которая написала их, видимо, специально для меня. Состав авторов текстов, в принципе, классический для наших последних альбомов. Вот Ира Секачёва «приложилась» к нескольким текстам.

– Снова Ирина обложку делала? (Ирина Секачёва – известная поэтесса – песенник; так – же была дизайнером альбомов «Город больших огней» и «Ночной пилот» – прим.авт.)

– Да, Ира. Вот сейчас как раз думаем о выпуске на физическом носителе. Сначала не хотели. Всё-таки цифровой век, да и окружающая среда загрязнена дисками – некоторые выпускают миллионные тиражи, которые потом захламляют склады, не всегда находя своего слушателя. Но фан – клуб, поклонники попросили выпустить небольшой тираж для них. Сейчас мы как раз и занимаемся тем, что печатаем альбом.

– Как думаешь, со временем физические носители вообще канут в небытие или останутся хотя бы коллекционные издания?

– Нет, не думаю, что диски исчезнут. Особенно на периферии. Там часто нет возможности купить цифровой формат альбома. Да и потом, нужно же что – то вешать на зеркало в машине. Говорят, радар отражает.

– Серьёзно, что ли?!

– Нет, конечно.

– Возвращаясь к концертам. Ты мне говорил, что у тебя редко бывают выступления на корпоративах, в основном – концертные залы. С чем ты сам это связываешь?

– Нет, бывают и закрытые тусовки. Но если это корпоративы, то каких – то крупных компаний: различные банки, автопром… Один раз даже выступали на дне рождения «КАМАЗа», ну ты понимаешь… Поэтому всё равно опять же это происходит в каких то концертных залах… Не знаю! Наверно, дело в том, что обычно на корпоративах люди хотят веселиться, танцевать. А танцевальной музыки у меня не так много. Поэтому я связываю специфику своих выступлений со своим форматом, музыкальным стилем. Всё таки мой стиль ближе к поп – року.

– Я смотрел твои гастрольные графики. У тебя всегда достаточно много выступлений на твоей Родине. С этим связано, что вы с Андреем Харченко (композитор, саунд – продюсер – прим.авт.) выпустили песню на белорусском языке «Калi спытаеш ты»?

– Дело в том, что некоторые вещи вообще ни с чем не связаны! Они иногда рождаются за полночь, спонтанно, так сказать «за чашечкой кофе». Мы сидели, что – то играли. Я владею игрой на фортепиано достаточно плохо, как Андрей я не смог бы сыграть. Я подумал: «Почему бы мне не написать текст?». Текст достаточно необычный в плане того, что решение, каким должен быть этот текст, мы принимали вместе. Но так как Харченко ни черта не понимает в белорусской мове, то напишу строчку, а он: «Мне не нравится». «Почему?». «Мне чисто фонетически не нравится как звучит! Давай такие слова подбирай, чтобы звучало красиво!». Как на английском, практически – главное, чтобы «летело»! Так что какого-то глубоко смысла там искать не нужно, просто красиво летит белорусская мова.

– Поёшь её на концертах?

– Боюсь, что эта песня не очень вписывается в мою концертную концепцию. Может быть, однажды мы напишем что нибудь на белорусском, что больше подойдёт для выступлений.

– То есть, не радуешь земляков исполнением этой песни.

– Нет. А, может, и радую тем, что не исполняю – кто ж знает.

– Я, кстати, не читал комментариев на неё в сети…

– Интернет хранит молчание! Замер. Опешил. Оцепенел.

– В числах, близких к твоему дню рождения, ты обычно делаешь сольный концерт в Москве. В следующем году тоже будешь выступать в эту дату? Или пока рано говорить?

– Чем старше я становлюсь, тем больше этот символизм отваливается, как плотно осевший слой грязи. Всё меньше привязки к каким – то датам. Раньше было весело. «О, дата – 25!». Потом 26, 28, 30… Хочется, что бы вещи происходили сами собой, вне зависимости, сколько тебе лет и что ты за этот год успел. Раньше мне хотелось каждый год выпускать альбом. Сейчас такого желания нет. Более того, мне кажется, что следующий альбом появится не скоро совсем. Потому что эта страсть «что – то выпустить» утекает от меня. Возможно, что следующий альбом будет состоять из синглов, которые просто будут завершать некий цикл многолетней работы.

– Типа «20 лет на сцене»?

– Часто бывает так, что люди сделали что-то 5 лет назад и эти 5 лет не выходили на сцену и ничего не делали. Но они уже, как бы, становятся «легендарными». Ну, так принято считать… Они могут сказать: «Помнишь, я в 2010 – ом…» И ведь не поспоришь, у них вес… Вот где ты был в 2010 – ом? Ты просто пешка, а он в 2010 – ом – о-го-го!

Поэтому хочется постоянно что – то делать и не думать о том, что люди будут ассоциировать тебя с песней, выпущенной 10 лет назад. Или с каким – то альбомом, который был тогда. Просто хочется что-то выпускать, а альбом не всегда предполагает такое расположение вещей. Что там будет? Хочется к моменту выпуска альбома уже дать людям чуть больше, а оно, может, уже и устарело… Поэтому, думаю, что сейчас я буду работать над тем, чтобы выпускать синглы.

– И снова о концертах: у тебя же не было в Москве масштабного шоу на огромных площадках. Вообще, хочется? Ну, там, много света, много танцоров, симфонический оркестр…

– Безусловно, это всё здорово, классно. Другое дело, что мне не хочется форсировать какие – то обстоятельства. Я не ставлю перед собой задач, типа «любой ценой в следующем году сделать большой концерт». Мне кажется, это не совсем честно. Потому что к таким вещам кто – то приходит сам, кто – то может позволить себе это, записав один трек и сделать себе такое шоу, которое не приносит вообще ничего – ни прибыли, ни узнаваемости. Такие вещи должны происходить сами собой. Это должна быть не «пыль в глаза», а результат работы, которую ты проделал, ты к этому готовился, ты наработал материал, чтобы исполнять его весь концерт, чтобы люди знали все свои песни, чтобы не петь полконцерта неизвестные треки и два хита в финале. Вот смотришь концерт Леонтьева или Меладзе и видишь: люди много трудились… Для меня это – показатель их заслуженной узнаваемости, заслуженного успеха. Они положили на это всю свою жизнь и теперь могут делиться с людьми не каким-то отрывком из своего концерта. Ведь очень много песен, которые поют молодые артисты, уже в следующем году будут не актуальны. А «золотые хиты», которые поёт и слушает вся страна – в памяти всегда. Очень хотелось бы, чтобы мой концерт состоял именно из таких песен.

Так что нет цели просто красиво одеться и выйти петь, только чтобы это было на престижной сцене. Такой задачи у меня не было никогда. И, собственно говоря, я не для этого музыкой занимаюсь.

– А зачем?

– Затем, чтобы люди понимали, что я пою. А чтобы они это поняли, они сначала должны узнать. В этом и состоит главная задача не только меня как артиста и человека, который создаёт песни, но и как человека, который организовывает этот процесс и, может быть, должен понять в конце концов, что же «цепляет» людей!

Александр Ковалев, специально для Musecube.org

Фото – Владимир Кальян, полный фоторепортаж смотрите здесь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.